Наши колумнисты

Все / Алексей Шевцов / Дмитрий Ойнас / Екатерина Закаменная / Михаил Тимофеев / Наталья Мизонова / Павел Травкин / Ян Бруштейн

Наталья Мизонова

Урожденная плесянка, профессор, академик Национальной академии индустрии моды и Международной академии системных исследований, заслуженный работник культуры РФ, член Союза художников и Союза дизайнеров РФ.

Плёс в Китае

Плёс в Китае
22.05.2014

Сколько же нужно помотаться по свету, насмотреться на плохие и хорошие пейзажи, чтобы, прилетев в экзотический город по имени Хумень, увидеть портрет самого любимого тобой города, твоей маленькой, тихой, родины.

Китай стабилен и непредсказуем. Чтобы долететь туда, нужна железная воля, решимость и здоровье. Самолет летит в полной темноте часов 10-12, и похожие на пчел старательные и вымуштрованные стюардессы всю ночь бегают по узкому проходу, чтобы напоить, накормить измученных пассажиров, ответить на их вопросы. После седьмого часа путешествия понимаешь, как далек и труден путь, в который ты столь легкомысленно отважился пуститься.

Китайские аэропорты огромны. Впервые прибывший будет поражен тем, что, когда выскакиваешь в сумрачный воздух за стеклянные стены здания – где, кажется, собирается спасительный дождь, – ни дождя, ни воздуха на улице нет. Понимаешь, что попал в густой и влажный горячий смог, где дышать совсем нечем и нужно срочно бежать назад в кондиционированный мир залов отбытия, ожидания, прибытия.

А потом, когда ты наконец едешь в каком-то транспорте к конечному пункту назначения, успокоение делает возможным оценить этот парадокс соединения стабильности и непредсказуемости Китая. И с каждым новым знакомством с этой страной ощущаешь его всё глубже.

Древние высокие пологие горы снисходительно смотрят на небольшие долины, в которых кипит практическая жизнь. Здесь сажают и собирают рис. В прудах между влажными полями какой-то китаец огромным шестом отгоняет гусей в сторону от посадок. Профессионалы-рыболовы ловят толстогубых карпов, кормят их напополам с утками. Кто-то в широкой шляпе конусом отбивается от цапли, мешающей ему собирать и складывать лотосы, которых в Китае тоже едят. Утки плавают, гуси гогочут, рыболовы и рисоводы помалкивают, цапли нахальничают, солнце светит, но его не видно – оно всегда спрятано в густой пелене облаков. Все стабильно.

Но. Вдоль дороги, густо обсаженной яркими экзотическими цветами и кустарниками, периодически вырастают районные маленькие китайские поселения. То есть города, с населением примерно в 10 миллионов человек. Здесь высотные дома плотно прижаты друг к другу, на крышах разбиты сады, окна верхних и нижних этажей зарешечены. Балконы завешаны одеждой – они у них служат чем-то вроде шифоньера. Сегодняшняя стабильность заключается не столько в наличии традиционного жизненного уклада и пейзажей, а скорее в самом постоянстве калейдоскопического роста изменений, в неимоверной скорости строительства.

Китайские города сплошь застроены высотками этажей в 30 – 60, покрыты воздушными развилками и трассами с бегущими по ним новенькими машинами. Аккуратные, окруженные общежитиями для рабочих предприятия при всей экономии земли позволяют себе микросадики и цветники. Экзотические цветы вдоль платных и бесплатных дорог тоже диковинны для русской души. По великим рекам плывет множество лодок, странных плоских пароходиков, и сегодняшняя наша Волга кажется в сравнении с ними пустынной, заброшенной дорогой.

Нельзя не смотреть вокруг – так интересно, ново и неожиданно всё. Невозможно смотреть – так сложен и долог был бессонный перелет.

И, наконец, я стою в бесшумном скоростном лифте, пережив встречу с друзьями, нервы поиска дороги и радость от того, что вот сейчас и наступит короткая минута отдыха. Ты почти засыпаешь, кто-то выходит из лифта, и в короткую минуту остановки ты видишь за его спиной Плёс. Клише «крыша едет» уплывает в сторону – и ты, наконец, засыпаешь в своем временном жилище и тебе опять снятся не гуси, не шляпы, похожие на крыши фанзы, и не цапли, а снится Плёс. Миф, мелькнувший по стене фреской. Град Китеж.

Проснувшись, я поехала в лифте вниз, выходя почти на каждом этаже. И нашла его. Это действительно был он, русский город Плёс.

Сколько же нужно помотаться по свету, насмотреться на плохие и хорошие пейзажи, чтобы, прилетев в этот экзотический город по имени Хумень для того, чтобы быть в жюри модельного международного конкурса, увидеть этот пейзаж, этот портрет самого любимого тобой города, твоей маленькой, тихой, заброшенной родины.

Впрочем, теперь он не очень заброшенный. В дурных головах чиновников роятся многие планы, как его переделать и испортить. Построить высокие дома, как в бедном землями Китае. Устроить Монте-Карло, как в переполненной богатыми бездельникам Европе, открыть лыжные курорты. Боже милостивый, сохрани этот город от всей приезжей шушеры, жаждущей развлечений, и их планов. Оставь его таким, каким любовно и мастерски его создал.

В необычном ракурсе, снизу вверх от музея Левитана к Соборке, китайский художник писал этот пейзаж, занавесив воздушное пространство, разделяющее его и гору, ветками ивы, покрытыми розовыми цветами. У нас такие не растут, они растут только там, в Китае. Это, видимо, был мастеровитый и трепетный художник, умеющий соединить приемы традиционного китайского письма и современного искусства. Видимо, он тоже вспоминал свою родину и хотел им обеим счастья, стабильности и процветания. Наверное, его, как когда-то Левитана, очаровал этот город, его ландшафты и естественная, понятная далеко не многим красота.

Я нашла директора гостиницы и расспросила его об авторе акварели. Он, кстати, очень хорошо знал историю картины. Ее написал известный в Китае мастер, когда в составе международной творческой группы ехал по великой русской реке Волге на пароходе. Они выходили в разных городах и писали те места, которые им особенно нравились. А потом многие его картины были куплены разными отелями. Так и появилась в фойе эта акварель.

Какими прекрасными приметами и событиями награждает порой нас жизнь!

Все сложилось хорошо. В жюри собрались прекрасные профессионалы, подиум был залит светом, китайские манекенщицы напоминали пластичные, слегка качающиеся под ветром экзотические растения. Город стоял на берегу моря, чего я и не знала. И каждый день начинался со встречи с Плёсом, украшенным розовыми нежными цветами, подаренными ему известным, но неизвестным ему и мне художником.

Короткая ссылка на новость: http://pliosvestnik.ru/~3oYQv

Возврат к списку

Комментарии (0)


Чтобы оставить комментарий вам необходимо авторизоваться

Свежий номер в PDF

Плёсский вестник №106

Загрузить...

Наши колумнисты



Уравнение с двумя неизвестными

Как украли картины Левитана — наш комикс.




Предыдущие выпуски