Наши колумнисты

Все / Алексей Шевцов / Дмитрий Ойнас / Екатерина Закаменная / Михаил Тимофеев / Наталья Мизонова / Павел Травкин / Ян Бруштейн

Наталья Мизонова

Урожденная плесянка, профессор, академик Национальной академии индустрии моды и Международной академии системных исследований, заслуженный работник культуры РФ, член Союза художников и Союза дизайнеров РФ.

Слалом

Слалом
29.06.2014

Молодежь маленьких курортных городков мечтает о жизни в больших городах. Беззаботный летний хоровод курортников сбивает подрастающих мальчиков и девочек с толку. Им кажется, что веселые и красивые отдыхающие точно так же легко и богато существуют в своих столицах, как сибаритствуют они в плёсских домах отдыха. Значит, чтобы жить богато и беззаботно, нужно уехать в большой город, лучше всего в Москву. Позднее, когда вся наша страна вдруг уменьшилась и превратилась в большую и скучную провинцию, все её жители, включая москвичей, начали мечтать о жизни за границей. Веселые и богатые иностранные туристы точно так же сбивали всех с толку, как отдыхающие плёсских подростков. Видимо, синдром мечты о легкой жизни вкупе с ощущением провинциальности существования, как вирус, постоянно мигрирует во времени в сознании моих соотечественников.

Во времена послевоенного детства о загранице и речи не было, а единственным, кто пел про Америку, был нищий Гараня. Частушка его кончалась тем, что до Америки не ходят поезда. Ну что с него, с Гарани, было взять: он вечно нёс всякую чушь, и всерьез его никто не слушал. Но о Москве, Ленинграде и даже Иванове все реально мечтали. Все они были далеко, даже Иваново был далеким городом. От Плёса до Иванова дороги практически не было, и проще было добираться из Иванова в Плёс, сначала доехав до Кинешмы поездом, а потом оттуда плыть на пароходе.

Уехавшие и устроившиеся в больших городах, приезжая погостить домой, изо всех сил поддерживали миф о своей успешной жизни, иногда весь год только для того работая и экономя на всём, чтобы продемонстрировать бывшим соседям и одногодкам свои успехи на новом месте. В этой ярмарке тщеславия в Плёсе активно участвовали все бывшие и настоящие жители от мала до велика.

Моя тетя, проживавшая в Ленинграде, в отпуск прибывала в родительский дом вместе с мужем архитектором и детьми на пароходе, следовавшем через Ярославль. Мы радостно встречали их на пристани, поражаясь, как много у них вещей, и внимательно всматриваясь, есть ли среди них заветный чемоданчик с сухарями и сушками. В 50-х годах в Плёсе не продавали сухарей и сушек, и тетя Лена привозила чемодан с этими лакомствами для своих детей и племянников. Все так радовались их приезду, что бабушка даже не ехидничала на предмет того, как постарел Сергей Андреевич и что быстрее у него растет – живот или лысина.

Бабушка и муж тети Лены постоянно обменивались друг с другом шпильками, поскольку то ли бабушка была моложе зятя года на три, то ли он был её моложе на те же три года. Дед был старше бабушки на семь лет, бабушка была выдана за этого «старика» не по своей воле, и обиду за ту старую историю вымещала постоянно сначала на деде, а потом и на зяте.

После застолья, чаепития, для которого все обитатели старого дедовского дома, включая детей, одевались получше, бабушка, одетая в новый, непременно голубой халат с белыми горошинами и белым же воротничком, сидя за самоваром, рассказывала Елене о её подружках. Кто и откуда нынче приехал, какие изменения в их жизни стали известны в Плёсе и как они выглядят. Она ехидно спрашивала у зятя-архитектора, какие обновки он купил жене и не забыла ли их Елена дома. А то ведь приехала и Ирка из Калинина, и Тамарка из Москвы, обе с мужьями и одеты как куколки.

Это была чистая правда. Особенно насчет тёти Тамары, устроившейся в Москве, менявшей мужей на всё более крутые варианты в смысле их положения и, соответственно, доходов. Тётя Тамара выплывала на улицу, как на сцену театра оперетты, одевшись так, что все окна мигом открывались. И рты открывались тоже. Она уверенно топтала уличную пыль красивыми ногами в модных туфлях, улыбалась ярко накрашенными губами и весело и громко разговаривала с сопровождавшим её последним мужем так, как будто вовсе не было вокруг открытых ртов и окон. Как и где она умудрялась доставать вещи, которые входили через год в моду в Европе и сегодня понять невозможно.

Тётя Лена разглядывала из-за занавески парадный выход подруги и на следующий день пыталась повторить этот подвиг, по возможности идя на рекорд.

Зять, краснея лысиной, отвечал тёще, что кое-что купил и он Еленке. Из чемодана извлекли пакет, в котором был китайский халат.

Нашу бабушку трудно было чем-то сбить с её позиций. Но вид пурпурного атласа, затканного райскими пионами и птицами, поверг ее в короткое замешательство. Однако, узнав цену, она быстро вернулась в исходную позицию и, объявив дочь и зятя сумасшедшими, навсегда отвергла серьезность этой покупки и интерес к ней. От цены обалдели все, и вечером на лавочке у дома дети долго обсуждали этот феномен.

Утром было объявлено, что погода прекрасная и все идут купаться на Волгу с тетей Леной и дядей Сережей.

Наступало счастье. С воплями «Гудерьби-загудерьби, купаться!» все привезённые на лето дети и племянники тети Лены побежали по дороге к пляжу, изредка оглядываясь и гордясь тётей Леной, одетой в китайский халат. Мы были похожи на свиту из дикарей, а она – на примадонну из оперы «Чио-Чио-Сан», которую некоторые из нас посмотрели благодаря пребыванию зимой в гостях у тёти Лены. Прогулочным шагом, как прекрасная японка, она шла к оврагу, по тропинке через овраг, по Шарихе с её неповторимыми березами, по пологому склону к Дому творчества ВТО и, наконец, появилась на пляже. Все мы очень ей гордились. Она мило по-светски почирикала с подругами Тамарой и Ирой, уже загоравшими и прятавшими глаза за впервые появившимися в тот год солнечными очками. Весь пляж, включая столичных актрис, наблюдал за этими дамами, похожими на стайку экзотических птиц.

Назад мы торжественно шли тем же путём не торопясь, но по Шарихе пошли побыстрее, потому что всем на радость пошёл теплый крупный дождик. Только тётя Лена заволновалась, не останутся ли от капель пятна на шелковой ткани халата. Дождь усилился, и, когда мы подошли к тропинке через овраг, эта глиняная дорожка превратилась в блестящую мокрую извилину, напоминавшую ледяную горку. Дети с визгом и писком быстро сбежали по ней, дядя Сережа тоже добрался вниз, а тётя Лена всё не решалась ступить на коварную гладь тропинки. «Давай, Еленка, не бойся, – кричал снизу дядя Сережа, – двум смертям не бывать!» И тут тетя Лена, сделав всего один шаг, вызвав всеобщий ужас, пошатнулась, поскользнулась и, оказавшись в позе бобслеиста, на бешеной скорости помчалась вниз, под ноги к дяде Сереже. Халат скользил по глине получше любых специальных поверхностей. Тётя Лена неслась, как пушечное ядро, предвосхитив на 50 лет строительство у Миловки горнолыжной базы и все её рекорды. Сбив с ног пытавшегося поймать её дядю Сережу в модной полосатой пижаме, она остановилась и горько зарыдала. Мы, дети, даже не плакали. Ощущение произошедшей трагедии и ужас встречи с реакцией бабушки заставили нас замолчать.

Вверх все поднялись молча, держась друг за друга, как слепые у Брейгеля. До дома было совсем близко. Халат сзади был разорван в клочья, и пришлось идти сзади плотной толпой, закрывая не успевшие загореть части несчастной тёти Лены.

Дождь почти кончился, бабушка сидела у открытого окна.

«Ну, Елена, всем ли халат-то показала?» – спросила она. Но, увидев наши физиономии, грязь на пижаме и лысине зятя, в миг всё поняла. «И что там у вас случилось, Сергей Андреевич? Как это называется?» – отчеканила бабушка.

«Это, Александра Владимировна, да будет вам в вашем возрасте известно, называется слалом», – ответил не склонный к дальнейшим объяснениям архитектор дядя Сережа.

Тётя Лена была рукодельницей. Лет через 30 я увидела этот халат в отличном состоянии на жене её старшего сына Валерки. Китайские товары во времена молодости её свекрови отличались очень высоким качеством.

Всё изменилось до неузнаваемости. И только тропинка через овраг, как ни странно, еще существует. Можно прокатиться, если повезёт с дождем.

Короткая ссылка на новость: http://pliosvestnik.ru/~fBWWf

Возврат к списку

Комментарии (0)


Чтобы оставить комментарий вам необходимо авторизоваться

Свежий номер в PDF

Плёсский вестник №106

Загрузить...

Наши колумнисты



Уравнение с двумя неизвестными

Как украли картины Левитана — наш комикс.




Предыдущие выпуски