Наши колумнисты

Все / Алексей Шевцов / Дмитрий Ойнас / Екатерина Закаменная / Михаил Тимофеев / Наталья Мизонова / Павел Травкин / Ян Бруштейн

Дмитрий Ойнас

Историк, археолог, ландшафтный архитектор, менеджер наследия, вице-президент Национального фонда «Возрождение русской усадьбы», директор проектов НП «Город-Музей», председатель оргкомитета Национальной премии «Культурное наследие».

Шаляпин в Утёсе. Факты и легенды.

31.07.2014

В конце июля 1910 года Федор Шаляпин впервые приехал в Плёс, влюбился в эти места и решил построить здесь дом.

Многие исследователи приезд Шаляпина в Плёс связывают с его желанием побывать в тех местах, где творил художник-пейзажист Исаак Левитан, так как Федор Иванович очень любил его творчество. Приехав в Плёс, Федор Иванович решает построить в этих местах дачу, и ему указывают на расположенное в 6 км от города имение дворян Щулепниковых. Владельцы имения Александр Сергеевич и Екатерина Ивановна Щулепниковы продавали участок земли под дачу, недалеко от собственной усадьбы Утешное.

Л.П. Смирнов в своих заметках пишет, что Шаляпин был приглашен в Плёс и Утешное Сергеем Александровичем Щулепниковым (1890 г.р.), сыном владельца усадьбы, учившимся в Санкт-Петербурге в училище правоведения. «...Сергей Александрович был большим любителем театра и, посмотрев игру солиста Мариинского театра Ф.И. Шаляпина, стал его поклонником. Он познакомился с Федором Ивановичем, – пишет Л.П. Смирнов, – и, надо полагать, в одном из разговоров Сергей Александрович усиленно звал его приехать летом в Плёс погостить у них в Утешном. Ближайшим летом Шаляпин именно так и поступил.


В 1910 г. в середине июля, вспоминает Сергей Александрович Щулепников, Шаляпин приехал в Плёс. Он вспоминает: «...стояла необычайно холодная погода, почти ежедневно шёл дождь, как-то после обеда, воспользовавшись проглянувшим солнцем, мы пошли играть в крокет. Не успели мы закончить первую партию, как на площадку пришел отец и сказал, что на лодке из Плёса приехал Шаляпин с каким-то неизвестным человеком. Мы сейчас же бросили молотки и пошли на террасу, где увидели Федора Ивановича. На нём был теплый охотничий пиджак, короткие брюки, шерстяные чулки и простые башмаки. Рядом с ним сидел в пальто с поднятым воротником и мрачно надвинутой на глаза шляпой невысокий полный человек. Шаляпин представил его: «Мой друг, художник Николай Александрович Клодт»... После первых представлений началась оживленная беседа, и Федор Иванович простотой своего общения сразу очаровал всех. Так как на террасе было свежо, мы перешли в столовую, где уже кипел самовар. За чаем Федор Иванович рассказал о недавно закончившихся его гастролях в Монте-Карло. Говорил он замечательно живо, образно: лица, которых он называл, вставали перед нами как живые. Мы все сидели словно зачарованные, не хотелось говорить, нарушать молчание...

Александр Сергеевич и Екатерина Ивановна Щулепниковы
Александр Сергеевич и Екатерина Ивановна Щулепниковы.

Внезапно Шаляпин встал, взял лежавший на диване теплый платок, закутался в него – и вот перед нами глуповатая баба. Она становится на колени, кладет поклоны, крестится и шепчет: «Мати Казанская, мати Астраханская...» Вот он замечает на полу двугривенный, жадно хватает его и попадает пальцем в плевок: «Тьфу, прости господи, плюнули окаянные в храме божием, мати Казанская, мати Астраханская...» И опять пошли кресты и поклоны. Невозможно было удержаться от смеха, а Клодт хохотал до упаду.

Куражистый и озорной Шаляпин. К его забавам привыкли окружающие.

Вдруг Федор Иванович снова подсел к столу и, не говоря ни слова, стал изображать портного, пришивавшего к пиджаку пуговицу. Опять в сидевшем рядом с нами нельзя было узнать Шаляпина. В руках его не было ни пуговицы, ни иголки, ни нитки, а нам казалось, что мы всё это видим.

Но не прошло и нескольких минут, как перед нами предстали в образе Шаляпина два спорщика: студент, доказывавший дьякону, что человек произошел от обезьяны, и дьякон, называющий студента богохульником. И всё это в одном лице Федора Ивановича. Способность его перевоплощаться из одного образа в другой была изумительной».

Следующий приезд Ф.И. Шаляпина в Утешное был в 20-х числах августа в том же 1910 году. Он приехал пригласить Щулепниковых на его концерт в Нижнем Новгороде, на что те с радостью согласились. Концерт Шаляпина проходил в Большом ярмарочном театре. В нём кроме Шаляпина принимали участие пианист Ф.Ф. Кенеман, автор нескольких романсов, исполняемых Шаляпиным, а также альтист Авьерино.

Еще в первый свой приезд в Утешное Шаляпин купил у Щулепниковых пустошь Хмельницы, некогда бывшую усадьбой, с остатками парка, и пожелал построить там дом «...в стиле терема князя Игоря или Ларинской усадьбы». Но по приезде в начале июня 1912 года в Утешное его мечты уже сменились более трезвым желанием иметь дом, в котором могли бы поместиться человек 15 членов семьи и гостей. На этот раз он приехал в сопровождении московского архитектора В.С. Кузнецова и своего слуги китайца. Привез он свою собачку бультерьера Бульку. «...Пёс этот был презабавный, – рассказывает С.А. Щулепников, – его можно было раздразнить до бешенства словами «маленькая собачка». Он кидался на людей, в кадку с водой – всюду, где ему указывали маленькую собачку».

Несмотря на то что Фёдор Иванович был занят с архитектором Кузнецовым будущей постройкой, он с удовольствием участвовал в вечерних посиделках и пел для хозяев. «Никогда не забуду, как Фёдор Иванович пел старинный романс «Глядя на луч пурпурного заката». Некоторые из нас сидели с полными слез глазами...» – вспоминает С.А. Шулепников.

Шаляпин в компании Щулепниковых и утешинских крестьян.

Об общении Шаляпина с крестьянами Утешного и окрестных деревень, его любви к крестьянскому труду, о том, как он ловко, по-мужицки работал в поле, также вспоминают многие очевидцы. Вот что рассказывает Клавдия Скворцова, жительница д. Горшково Приволжского района, со слов своей матери Олимпиады Степановой, служившей горничной у Щулепниковых: «Когда Шаляпин приехал к Щулепниковым, тоже ходил на уборку с крестьянами. Здоровый, высокий, в рубашке-косоворотке. После уборки пели с ним «Дубинушку». Он утром бывало выйдет на берег, еще солнце только выглянуло, да как запоет, разбудит весь дом. Встретит мужиков, те идут по дороге в Плёс или в Кинешму, пристроится к ним, разговор заведёт, так и провожает, а обратно только к вечеру вернется». Воспоминания жительницы г. Плёса Надежды Васильевны Угловой, несколько лет служившей у Щулепниковых, записаны Аллой Павловной Вавиловой (основательница музея И. Левитана – прим. ред): «Бывало водят парни и девки хоровод по деревне, а Федор Иванович встанет у тына в сторонке где-нибудь и внимательно слушает песню. И если вдруг кто-нибудь скажет ему: «Поддержали бы песню», – Федор Иванович ответит: «Песню, когда она льется, тревожить нельзя». На сенокосе же запели «Не велят Маше за реченьку ходить», Фёдор Иванович подхватил песню, и понеслась она раздольная, бередя всю душу...» Анна Федоровна Петровичева, родившаяся в д. Мальцово Приволжского р-на, вспоминала, что «...когда мы работали в поле, мимо проходил Шаляпин. Крестьяне попросили его спеть, и он спел для них. Очень сильный голос, на всё поле разносится».

Сергей Александрович Щулепников вспоминает: «Фёдор Иванович с первых же шагов держал себя необычайно просто: помогал крестьянам на сенокосе, накладывал сено на воза, поднимал на вилы сразу чуть ли не полкопны; вечером играл с ними в городки и, проиграв, по существующим правилам возил на себе выигравшего». И еще: «Во время его пребывания у нас стояла прекрасная погода. Сенокос был в полном разгаре. В дни уборки работа затягивалась до позднего вечера. Из Плёса привозились угощения: красное вино – девицам, белое (водка) – мужчинам, пряники тем и другим. Фёдор Иванович любил принимать непосредственное участие как в полевых работах, так и в общих угощениях, отдыхе и плясках.

В один из хороших вечеров мы собрались, чтобы пойти погулять перед ужином, но вместо прогулки состоялся импровизированный концерт. После законченных работ на лужайке собрались крестьяне. Кто-то попросил Фёдора Ивановича спеть. Он сразу же согласился. Начали размещаться – кто на скамейке, кто на земле, некоторые остались стоять. Все смотрели на Фёдора Ивановича с большим любопытством, так как уже прослышали, что он за один вечер «зашибает» по тысяче рублей...

Но вот Фёдор Иванович запел «Не велят Маше на реченьку ходить». Полились давно знакомые звуки. Было тихо и так, но чем дальше пел Фёдор Иванович, тем тишина, казалось, делалась всё более и более глубокой. Ни зевка, ни покашливания. То одна, то другая из слушательниц украдкой вытирают глаза. Кое-кто из мужчин вынимает как бы нечаянно попавшую в глаз ресницу. А звуки всё льются, становятся тише, тише и замирают на тончайшем пианиссимо... Минута общего молчания и восторг выливается в форме аплодисментов, криков и возгласов. «Ну, давайте хоровод, русскую», – предлагает Фёдор Иванович. Сейчас же девушки начинают весёлую песню, и образуется большой хоровод».

В последний раз, как вспоминает С.А. Щулепников, Шаляпин был в Утешном осенью того же года. И в этот раз он приезжал с архитектором В.С. Кузнецовым который подготовил план проектируемого дома. «Шаляпин опять много пел и познакомил нас с новой неизвестной нам оперой «Эспозито».

Так как Шаляпин сам не мог заниматься постройкой дома из-за частых гастролей и концертов, он просил Александра Сергеевича Щулепникова, хозяина Утешного, взять на себя эти хлопоты. И получил согласие.

Однако, даже гастролируя, он не забывал о новом своем имении. В феврале 1913 года из Монте-Карло он пишет письмо дочери: «Моя милая, моя дорогая Аринушка! ...Насчет дома на Волге скажи мамочке, чтобы она, если может, сама послала бы к Щулепникову деньги, а если нет, то пусть подождет до моего приезда в Россию – это же не долго. Затем, если маму будут спрашивать на счет каких-нибудь особенных водопроводов, то этого делать, по моему мнению, не надо, так как я вполне убежден, что жить там все вы будете мало – это я заключаю уже из того, что ты пишешь в письме, как вы мечтаете о вашем дорогом Ратухино. Да я и сам вижу, что вы все очень любите и привязаны к Ратухину, и, следовательно, больших денег затрачивать на волжское житье не стоит, а разные большие удобства потребуют много лишних денег, тем более что туда потрачено уже немало».

Дом был закончен с постройкой в 1914 году.

После революции в 1918 году дача Шаляпина была национализирована и отдана под детскую коммуну, а с 1924 года в ней разместился дом отдыха.

Дача Шаляпина, начало 1920-х гг. до перестройки.

Дача Шаляпина в 1950-е.




Плесские легенды

Горло не отполировано

О пребывании Ф.И. Шаляпина в Плёсе, Утешном и окрестных деревнях сложилось множество легенд, вполне возможно имеющих под собой реальную почву. Сойдя с парохода, Шаляпин «неторопливо прошел по базарной площади, купил 5 фунтов семечек и, лузгая их, с улыбкой оглядывался». «Шаляпин! – послышалось в собиравшейся толпе. – Горло, значит, семечками полирует», – шутливо сказал кто-то. «Полно, дураково поле, – перебил другой голос, – горло полируют другим средством» – последовал звонкий щелчок по горлу». «Слух о приезде Шаляпина мигом облетел весь город, и за ним уже ходила огромная толпа. Просили, конечно, спеть, но он, улыбаясь, отказывался и, по-прежнему бросая в рот семечки, шутил: – Горло не отполировано...»

Нынче и жулики-то в шляпах ходят

Фёдор Иванович первоначально, видимо, рассчитывал найти постой в Плёсе и поэтому бродил по улицам, осматривая город и подыскивая жилье. Поиски квартиры породили так же несколько легенд, отдельные из которых являются вариантами одного и того же сюжета, переработанного народным воображением. Вот одна из них – на мой взгляд, наиболее правдоподобная: «Шаляпин заходил в дома, расположенные на Нижней улице, в поисках себе квартиры. Зашёл он в каменный двухэтажный дом, расположенный на Нижней улице напротив пристани для экскурсионных теплоходов, как раз у этого дома проходит переулок, выходящий на Верхнюю улицу (современный адрес – ул. Советская, д. 25. – Прим. авт.). Дом этот тогда принадлежал двум братьям Смирновым – Николаю Канидьевичу и Фёдору Канидьевичу. Шаляпин зашел в помещение Фёдора Канидьевича и встретился с его женой Татьяной Дмитриевной, которая отнеслась к посетителю крайне неприветливо, несмотря на то что Шаляпин изящно раскланялся с нею и говорил очень приятным и выразительным голосом. Татьяна Дмитриевна сказала ему: «Поди-ка, поди, батюшко, прочь. Нынче и жулики-то в шляпах ходят». Так сказала она, указывая на шляпу, которую Шаляпин при входе в дом снял и держал в руках. Другие рассказчики прибавляли, что всё же она смилостивилась и показала ему свободные комнаты во втором этаже, откуда был выход на небольшой балкончик...»

Жил-был король когда-то

Бытует множество вариаций рассказа еще об одной ситуации, якобы произошедшей в Плёсе с Фёдором Ивановичем. Одна из них записана А.П. Вавиловой. Интересно рассказывает о встрече с Шаляпиным один из жителей города: «В окне моего дома была выставлена граммофонная труба. И однажды кто-то громким басом спросил: «А «Блоха» есть?» Не успел я и пластинку поставить, как под окном раздалась песня и понеслась над Волгой: «Жил-был король когда-то». Ещё одна легенда сложилась вокруг отъезда Шаляпина из Утешного. Будто бы он, уезжая, «хотел сесть на проходящий пароход с лодки, но пароход почему-то не желал останавливаться. Тогда Шаляпин запел одну из оперных арий, и капитан парохода, услышав пение знаменитого певца, тотчас узнал его и остановил пароход. Шаляпин сел на него и уехал к своему семейству в Москву».

В семейном архиве Щулепниковых у потомков владельцев Утешного, в Москве, Харькове и Магнитогорске хранятся реликвии, связанные с Фёдором Ивановичем. Это фотографии, сделанные в Утешном мужем Ксении Александровны Щулепниковой, мещанином Мефодием Ивановичем Кузнецовым, впоследствии известным химиком, преподавателем Харьковского технологического института. На этих фотографиях Шаляпин изображен и на сенокосе, и в кругу владельцев Утешного и крестьян, и на охоте.


Фотографии в статье из личного архива автора и семьи Щулепниковых.

Короткая ссылка на новость: http://pliosvestnik.ru/~Wh4yW

Возврат к списку

Комментарии (0)


Чтобы оставить комментарий вам необходимо авторизоваться

Свежий номер в PDF

Плёсский вестник №106

Загрузить...

Наши колумнисты



Уравнение с двумя неизвестными

Как украли картины Левитана — наш комикс.




Предыдущие выпуски