Наши колумнисты

Все / Алексей Шевцов / Дмитрий Ойнас / Екатерина Закаменная / Михаил Тимофеев / Наталья Мизонова / Павел Травкин / Ян Бруштейн

Михаил Тимофеев

Доктор философских наук, профессор кафедры философии ИГУ, главный редактор сетевого научного издания «Лабиринт. Журнал социально-гуманитарных исследований».

Плёс — Палех: равноудалённые от Иванова?

29.06.2014

Ивановский философ Михаил Тимофеев, наш колумнист, в своём новом тексте оценивает и сопоставляет туристические достоинства Плёса и Палеха. Мы публикуем это сочинение просвещённого ивановца в надежде, что оно станет для просвещённых плесян предметом для размышлений и побудит написать в нашу газету. Нам кажется, с профессором Тимофеевым можно и нужно поспорить. В самом деле, зачем обязательно противопоставлять Плёс и Палех? Неужели действительно стоит объявлять конкурентами Исаака Левитана и Андрея Рублёва? В любом случае, обстоятельное обсуждение перспектив развития всеивановского туризма давно назрело. И в качестве затравки для большой дискуссии провокационный текст Михаила Тимофеева подходит как нельзя лучше.


В весьма отдалённую от нас пору существования ВладимироСуздальского, Ростовского, Стародубского, Лухского княжеств пути-дороги проходили иным образом, нежели сейчас. Индустриальный век отметился на региональном ландшафте не только фабричными корпусами, но и железными дорогами, которые так и не пролегли в давно известные, а ныне едва ли не заповедные уголки края – Лух, Палех, Юрьевец и, конечно, Плёс. Кстати, первым к индустриальной теме в русской живописи, как это ни парадоксально, обратился Исаак Левитан в ныне утраченной картине «Платформа. Прибытие поезда».

Если взглянуть на карту, вмещающую наряду с Ивановской областью и окрестные, то можно легко установить, что без этого вида транспорта также обходятся, например, Макарьев, Суздаль, Тутаев и Углич. Кроме этого можно обнаружить, что Иваново находится практически в центре по отношению к Палеху, Плёсу, Суздалю и Ростову. Места эти очень разные, но не лишённые известного сходства – наличия разного рода древностей, нахождения в ареале туристского маршрута «Золотое кольцо России» и близости к Москве. Отсутствие железнодорожных путей в XXI веке ещё не делает места глухими, в ряде случаев нельзя сказать, что эти городки и сёла находятся совсем уж на периферии, но определённая оторванность от большого мира там порой ощущается весьма остро, несмотря на наличие Интернета, а также автобусных станций с шоссейными дорогами (в ряде случаев весьма высокого качества) и водных артерий с речными пристанями.

Туристические аттракционы в Суздале и Ростове я оставлю без особого внимания, обратившись к сопоставлению достопримечательностей ивановского края.

Палех вряд ли может поразить человека, выросшего в средней полосе России. Ровным счётом ничего особенного нет в его ландшафте, хотя имеющиеся перепады высот всё же дают возможность оценить места расположения местных храмов, а цветовая гамма крыши и куполов Крестовоздвиженской церкви и вовсе потрясает. Ради чего же сюда стоит поехать? Безусловно, Палех – это мировой бренд. Именно стремление увидеть место рождения миниатюрной живописи заставляет людей отправляться за тысячи вёрст от дома, дабы прикоснуться к истокам лакового ремесла. Вероятно, предполагаемый мной диссонанс для кого-то будет вполне ощутим, местоположение художественного центра будет трактоваться как дар случайный – компенсация обыденности, заурядности, неброскости здешних пейзажей, которые не спасает даже речка Палешка. Чтобы обнаружить красоту, нужно присматриваться к деталям, мелочам – цветочкам, травинкам. Антоновские яблоки в садах – это уже чуждый местному искусству монументализм… Как результат поиска прекрасного на выходе получился интимный процесс создания чуда в красках. Но палехские иконописцы и миниатюристы не одиноки в этом творческом поиске – рядом находятся Мстёра и Холуй, где вполне успешно в советское время развивались близкие стили живописи на папье-маше.

Очевидно, что время возникновения палехской Артели древней живописи (1924 год) – прорыв в новое измерение. В результате – с одной стороны – произошло обмирщение: спуск с небес на землю, от изображения сил бесплотных к красноармейцам и трактористам, пионерам и космонавтам, параллельно с вполне языческими сказочными сюжетами, которые – с другой стороны – постепенно открыли мастерам весь мир. Кстати, сюжеты «Встреча Ленина на Финляндском вокзале», «Приезд специалиста на село», «Мандат на продразверстку», «Суд пионеров над Бабой-ягой» ничуть не уступают по своей интриге мотивам сказок Пушкина.

Всплеск интереса к Палеху, связанный с 90-летием лаковой миниатюры, вызвал весной нынешнего года совершенно неожиданную дискуссию. В Иванове, в частности, заговорили о том, что Палех вполне бы мог стать культурной столицей Европы. Даже несмотря на то, что опыт областного центра, отчаянно боровшегося за статус молодежной столицы, желаемого результата не принес. Впрочем, эта идея, как и проект Иванова-Плёса как места проведения международного фестиваля молодёжи, появилась до присоединения Крыма к России, что выводит эту тему из актуального контекста.

Но грёзы грёзами, а 90-летие предполагает некие символические акты, а по информации ресурса 37.ru село-академия приняла вызов Плёса. Против Исаака Левитана был выдвинут Андрей Рублёв. Это интрига посильнее получения «ивановской прописки» Андреем Тарковским. Нечто напоминающее ивановцу сюжет извлечения на проспект Фридриха Энгельса бронзовой головы Сергея Есенина. Памятник Рублёву работы уроженца Палеха советского скульптора Николая Дыдыкина, напоминающий установленную во Владимире скульптуру Олега Комова, решено изъять из запасников музея-мастерской и предъявить широкой публике, установив в центре посёлка. Как тут не озадачить себя вопросами: «Кто Рублёв палешанам?» и «Кто палешане Рублёву?». Кстати, именно Дыдыкин создал скульптурный портрет Левитана, установленный в 1974 году у дома-музея в Плёсе.

Таким образом, возникает занятная коллизия художественного побратимства двух антиподов ивановского культурного пространства. Несмотря на советское происхождение лаковой миниатюры, Палех мыслится как место древнее. Иное дело Плёс. Хронологические отсылки к древности бессильны перед левитановским мифом – место это воспринимается большей частью именно через образ рубежа девятнадцатого и двадцатого веков.

Левитан открыл Плёс или Плёс открыл Левитана? Вопрос этот отсылает к дискуссии о яйце и курице и обескураживает своей непродуктивностью. Очевидно, что «закрыли» город в 1871 году местные купцы, поспособствовавшие, согласно легенде, отведению железной дороги в направлении Кинешмы. Городок простоял больше столетия практически законсервированным, новострой коснулся лишь окраин нижнего города и горной части. Река Волга, прилепившиеся к крутым берегам Шохонки домишки, живописные каменные мостовые и поросшие берёзками и вездесущим борщевиком горки, скромные в своём достоинстве храмы – это провинция хотя и укромная, но эффектная, открыточная, очаровывающая и изысканная. Даже этот набор предполагал бы возможность стоянки круизных теплоходов – все красоты расположены в Плёсе компактно, в отличие от более крупных волжских городов. А набережную и вовсе можно пройти быстрым шагом менее чем за полчаса. Но кто же ходит по Плёсу быстрым шагом?

Число мест, где в этом городке хочется, если не плотно и надолго присесть, а просто постоять и полюбоваться, исчисляется десятками. Современные гаджеты дают возможность запротоколировать каждый шаг путешественника. Селфи и открыточные виды практически во все сезоны заполняют социальные сети. Это и памятник основателю второй плёсской крепости князю Василию Первому, и вполне масскультовые арт-объекты, как скульптура кошки Мухи авторства Олега Илларионова или сидящая на лавочке дачница, прообразом которой считают возлюбленную Левитана Софью Кувшинникову.

В части VIP-проектов Плёс успешно конкурирует с Суздалем и Ростовом, не говоря уж о Палехе. Всё в этом городке работает на успех – компактность, ландшафт, архитектура, левитановский сюжет и, разумеется, Волга. Сформированный в последние годы имидж определяет формат проводимых мероприятий. Плёс уже прочно ассоциируется с российским фестивалем «Плёс на Волге. Льняная палитра» и международным кинофестивалем «Зеркало». Представить в нём что-то подобное суздальскому Дню огурца или международному фестивалю традиционной народной культуры «Русская матрешка» в Ростове Великом мне стилистически сложно. А фестиваль духовной музыки «Золотой Плёс» и палехский проект «Яблочный cпас» вполне могли бы поменяться местами.

Так что местоположение Иванова как отправной точки туризма одного дня очень удачно – есть как бюджетные варианты, так и бизнес-туры. Не могу сказать, как смогли бы провести уик-энд в Плёсе ведущие украинской телепередачи «Орёл & Решка», но предполагаю, что и тот, кому выпало счастье ни в чем себе не отказывать, пользуясь безлимитной «золотой картой», и тот, кто должен уложиться в стодолларовый бюджет, получили бы удовольствие от атмосферы этого городка.

Короткая ссылка на новость: http://pliosvestnik.ru/~LNg3Y

Возврат к списку

Комментарии (0)


Чтобы оставить комментарий вам необходимо авторизоваться

Свежий номер в PDF

Плёсский вестник №106

Загрузить...

Наши колумнисты



Уравнение с двумя неизвестными

Как украли картины Левитана — наш комикс.




Предыдущие выпуски