Наши колумнисты

Все / Алексей Шевцов / Дмитрий Ойнас / Екатерина Закаменная / Михаил Тимофеев / Наталья Мизонова / Павел Травкин / Ян Бруштейн

Павел Травкин

Историк, археолог, кандидат наук. Автор четырёх книг и более 70 научных статей и учебных пособий.

546 лет тому назад...

04.06.2014

Летом 1468 года через Плёс на пути в Персию и Индию прошёл великий русский путешественник Афанасий Никитин

Есть в Плёсе много интереснейших исторических мест, о которых, как правило, экскурсоводы не рассказывают туристам. А не рассказывают чаще всего потому, что и не знают – хотя зачастую это такие места нашей «потаённой России», которые связаны с громкими именами отечественной истории.

Каждому мало-мальски грамотному россиянину известно имя знаменитого средневекового путешественника Афанасия Никитина. Сам он был из Твери, дошёл в своих вынужденных скитаниях до Индии. Но мы с полным правом могли бы назвать его, как говорилось в былинах, «волжским суром, удалым купцом» великой русской реки. Главная торговая дорога средневековых русских княжеств XV века была ему хорошо известна. Он знал не только города на ней, но и названия отдельных мест. Особенно тех, конечно, мимо которых, в буквальном смысле слова, нельзя было проплыть просто так.

Нельзя было, например, просто так миновать каменные гряды под Плёсом, у Чувиля. И даже помощь опытного лоцмана, видимо, не однажды заставляла Никитина изрядно поволноваться за свои корабли, нагруженные ценным товаром. Ещё бы: быстрое течение в каменном лабиринте, коварные мели… Навсегда въелся в память купца этот треклятый Чувиль. Настолько, что в своём «Хожении за три моря» Никитин называет этим именем, как-то по ассоциации, индийский город Чаул.

Плёсский таможенный рубеж

А вот ещё одно памятное место уже непосредственно в самом Плёсе – в самом его историческом центре у входа в крепость. Короткая дорожка с крутым наклоном, с виду неприметная, называется местными жителями «банным спуском». Вот так, совсем даже не торжественно. И мало у кого промелькнёт в сознании, что на протяжении нескольких веков здесь располагался главный и единственный въезд в плёсскую крепость. И на короткую дорожку эту ступала нога не одного великого человека русской истории. Например, в полном смысле великого князя Василия Дмитриевича, что остановил у своих границ могучего Тамерлана и бескровно объединял русские княжества. Многие видные военачальники средневековья её потоптали. Да и солидному представителю «Твери богатой» Афанасию Никитину довелось здесь пройти, чтобы засвидетельствовать своё почтение располагавшемуся в крепости плёсскому воеводе и выполнить необходимые административные процедуры на главной таможне Московской Руси.

«Никитинский путь» вёл в крепость и подводил входящего к коварному захабу. Его следы и по сей день сохранились на рельефе местности. Они могут дать посетителю Плёса представление о хитроумном устройстве въезда в крепость не хуже, чем неумело выполненный макет в местном музее.

Захабы изобретены в незапамятные времена и в наших местах применялись ещё более двух тысяч лет назад, когда появлялись первые огороженные поселения – «города». Попасть в легендарный «град Чувиль» можно было, только пройдя через узкий коридор между двумя бревенчатыми стенами, под контролем защитников крепости. Причём как назло входящий был повёрнут к крепости правым боком, между тем как спасительный щит находился в левой руке (даже такая мелочь была продумана в древней фортификации – будь то мерянский Чувиль или Изборск древних эстов и руси).

Так же и в плёсской крепости: стены у въездных ворот не сходились непосредственно, а заходили одна за другую, образуя недлинный коридор с двумя проездными воротами. И также идти надо было правым боком к крепости, и также рисковать жизнью, если имеешь дурные намерения. Никакой даже самый надёжный доспех не спасал. Решётка первых ворот могла быть поднята, но, при необходимости, внезапно и быстро опущена. И если вторые, внутренние ворота оказывались тоже запертыми, мышеловка захлопывалась, и враг мог быть расстрелян со всех сторон...

Афанасий Никитин врагом не был, и вышел из ворот крепости так же благополучно, как и вошёл. Не исключено, что после доброй пирушки у воеводы. И в своём «Хожении» затем удовлетворённо отметил: «…в Новгород Нижней… пустили мя доброволно» …

Короткая ссылка на новость: http://pliosvestnik.ru/~eQGTo

Возврат к списку

Комментарии (0)


Чтобы оставить комментарий вам необходимо авторизоваться

Свежий номер в PDF

Плёсский вестник №106

Загрузить...

Наши колумнисты



Уравнение с двумя неизвестными

Как украли картины Левитана — наш комикс.




Предыдущие выпуски