Наши колумнисты

Все / Алексей Шевцов / Дмитрий Ойнас / Екатерина Закаменная / Михаил Тимофеев / Наталья Мизонова / Павел Травкин / Ян Бруштейн

Павел Травкин

Историк, археолог, кандидат наук. Автор четырёх книг и более 70 научных статей и учебных пособий.

Плёс старше Москвы?

22.05.2014

Два возраста Волжской жемчужины

От редакции:

Аномально жарким летом 2010 года в Плёсе широко отметили 600-летний юбилей города. Датой рождения Плёса традиционно считается 1410 год, когда московский великий князь Василий Дмитриевич, сын Дмитрия Донского и прадед Ивана Грозного, повелел «рубити град Плёсо», то есть строить на нынешней Соборной горе деревянную крепость.

Однако специалисты-историки не без оснований полагают, что в 1410 году состоялось, по сути, уже второе рождение нашего города, существовавшего с XII века, а в XIII веке сожжённого Батыем. Исследования, проводившиеся в течение двадцати лет известным археологом Павлом Травкиным, определили изначальную точку отсчёта возраста Плёса: 1141 год. Это значит, что наш маленький город на целых шесть лет старше российской столицы. Не пропустить бы очередной важный юбилей: в 2016 году Плёсу, исходя из новых «паспортных данных», стукнет не 606, а целых 875 лет!

Предоставляем слово Павлу Николаевичу Травкину.

Археологическое пиршество для жаждущей открытий молодежи

Древнейший, домонгольский Плёс был обнаружен в результате разведочных работ Ивановского отряда Верхневолжской экспедиции Института археологии Академии наук СССР в 1986 году.

А увидели мы его… зимой, со льда замёрзшей Волги.

Мы – это упомянутое структурное подразделение, отряд молодёжный и несколько своеобразный даже потому, что существовал он в те годы при Дворце пионеров города Иваново. Нетрудно догадаться, что движущей силой его были задорные пионеры и комсомольцы, которые с жадностью постигали премудрости загадочной науки археологии, а самое главное, едва ли не еженедельно выходили на поисковый маршрут. Жажда открытий для юных археологов как нельзя кстати совпадала с откровенно плохой изученностью археологических богатств Ивановского края, история которого едва ли не официально начиналась с 1905 года, если судить по краеведческим изданиям некогда славной Родины первого Совета.

Коллектив одной из первых экспедиций
Коллектив одной из первых экспедиций. Четверть века назад...

Главная задача мобильного археологического отряда состояла в поиске ранее неизвестных древних поселений и могильников. Искательские маршруты проходили по берегам Уводи, Тезы, Луха и Нерли, где молодой зоркий глаз по особым признакам мог отметить следы былого пребывания далёкого предка. Да ещё как отмечал! Археологическая карта области пополнялась с завидной скоростью. Вскоре на ней появились мерянские поселения Микшино и Никулино, муромские Клочково и Ирыково, древнерусские курганы на Уводи и Нерли… А всего Ивановский отряд Верхневолжской экспедиции записал на свой счёт более полусотни открытий – от первобытных стоянок до средневековых крепостей.

Однако самым масштабным объектом-открытием, вершиной поисковой работы отряда, стало открытие целого города! По счастливому совпадению, в тех же 80-х годах в самом маленьком городке Ивановской области, Плёсе, начал расти и оперяться только что учреждённый Советом министров историко-архитектурный и художественный музей-заповедник. Набирался штат. Ставились и выполнялись первичные задачи развития. Появлялись и добровольные помощники – отдельные учёные и целые вузы Иванова, Москвы, Ленинграда. Ну а поскольку заповедник исторический, то довольно быстро возникла потребность в более или менее подробных данных о древнейшей истории заповедных земель. Вот и пригласил первый директор Плёсского музея-заповедника Н.В. Синицын дотошных пионеров-археологов покопаться в древних корнях заповедного центра.

И открылся нам самый древний из русских городов Ивановского края

Реконструкция усадьбы XII — начала XIII века с улицы ювелиров плёсского посада
Реконструкция усадьбы XII — начала XIII века с улицы ювелиров плёсского посада

Благая весть пришла в Иваново в 1985-м, и осенью того же года отряд вышел в поиск. Даже предварительный осмотр берегов Волги откровенно посулил что-то новенькое и немаленькое. Впрочем, плёсская загадка далась не сразу, и не только в результате осенних поисковых экспедиций и «сканирования» волжских берегов в самом городе и в непосредственной близости от него. Следует прибавить к этому многие часы сидения в библиотеках и архивах. Вот тогда-то и случилось то, что должно было случиться: поначалу хаотичное собрание фактов, предметов, аналогий сложилось вдруг в стройную логическую цепочку. Так созревшее яблоко, удачно упавшее на Ньютона, поставило точку в долгих размышлениях. Открытие же древнейшего Плёса «созрело» глубокой зимой, когда яблоневые сады, берёзовые рощи и неохотно замерзающая здесь Волга лежали под глубоким снежным покровом.

Оттуда, с волжского льда, в одно из воскресений февраля 1986 года любовались мы со школьниками завораживающей картиной зимнего русского городка, отмечая гармонию природы и творений рук человеческих. Замечательный пейзаж после долгого созерцания сам собой стал распадаться на отдельные составляющие. Центральная часть – стройный ряд белых старинных особняков. Левее – гигантский котёл долины Шохонки. За ним – Заречье. Своим левым краем город как-то непривычно врастал в тёмный раменный лес. Вот там, у окраины, минувшей осенью мы часто бродили по кромке воды, то и дело натыкаясь на следы далёкого прошлого. Обломки древней глиняной посуды россыпями лежали на мелководье. Ребята поднимали их из воды и, уже имея навык распознавания, по особым приметам выделяли посланцев далёкой домонгольской Руси. И почему-то более поздних по времени керамических остатков здесь почти совсем не попадалось.

В природном срезе берега отчётливо видна была тёмная полоса культурного слоя. Но так же очевидно наблюдалось и то, что с каждым весенним половодьем часть древних культурных напластований обрушивается в волны потревоженной людьми великой русской реки. Выбитая из привычных тысячелетних границ своего ложа постройкой водохранилища, река, в отместку, смывала пласты человеческой истории.

Что за история была скрыта здесь, в земляных пластах на столь протяженном отрезке берега? Остатки нескольких деревень, сожженных ордынцами? Нет, вряд ли: не укладывалось подобное в древние правила сельского расселения. Ведь и сегодня деревни располагаются на некотором удалении одна от другой, оставляя место для пашен и выгонов…

Здесь же все археологические свидетельства шли непрерывной, почти двухкилометровой (!) полосой по берегу Волги, вдоль всей плёсской набережной, по обе стороны от бывшей крепости. А с востока значительно удалялись за пределы современной застройки. Так ведь это же – ну конечно! – городской раннесредневековый посад! Выходит, был город ещё в XII веке. Существенно раньше пресловутого 1410-го!

Вышло так, что нам в тот день открылся самый древний из русских городов Ивановского края.

Стало понятно, где в следующем году надо будет «ставить» первые разведочные раскопы. Один – на восточной оконечности Плёса, где пока ещё смутно, но уже вырисовывалась одна из раннесредневековых посадских улиц. Ну, а второй – безусловно, на мысовой части Соборной горы, где позже, по велению московского князя Василия Дмитриевича, была срублена известная по летописям крепость. От васильевской крепости сохранился земляной вал. Но известно, что при новой стройке обычно границы цитаделей расширялись, старые земляные укрепления срывались, так что их следов сегодня увидеть нельзя. Надо, значит, проводить разведку ближе к мысу. Там, в шурфе, и должны выявиться следы древнейшей крепости. Ведь не зря же Плёс оказался в летописном «Списке градов русских» в XIV веке, то есть ещё до строительных затей Василия Дмитриевича…

Разметка раскопа на древнейшем плёсском посаде
Разметка раскопа на древнейшем плёсском посаде

Восклицательный знак археолога Земляничкина

И вот пришло лето 1986 года, а с ним и желанный Открытый лист – особый документ, предоставлявший автору этих строк от имени Академии наук СССР полномочия на проведение разведочных раскопок в вышеуказанных точках города-заповедника. Заложенные в крепости и на посаде шурфы должны были определить возраст города и перспективы проведения в нём планомерных археологических раскопок.

Работы, как принято говорить, «привлекли внимание широкой общественности». Во-первых, отснять сюжет об археологическом открытии в провинциальный городок приехала редкостная по тем временам для Плёса московская кинохроника. Россияне старшего возраста помнят, как в советских кинотеатрах перед началом фильма зрителям обычно предлагалась своего рода увертюра. В лучшем случае это был мультфильм, в худшем – очередной номер киножурнала «Новости дня». Так вот, наши юные археологи призваны были украсить именно худший вариант, разнообразив ряд суровых лиц передовых комбайнёров и ткачих своими неумытыми физиономиями, а также грязными руками, что с гордостью совали в объектив битые горшки и ржавые ножи. Это называлось научным открытием и гармонично вписывалось в блистательный перечень перевыполненных планов и небывалых урожаев страны.

К открытиям с энтузиазмом приобщилось и бодрое сообщество ивановских краеведов. В моём архиве и сегодня хранится фотография незабвенного Л.А. Шлычкова, выступающего на этот раз в необычном для себя амплуа. Борец за сохранение исторического наследия, литературовед и специалист по старинной архитектуре, Леонид Алексеевич попросился в раскоп и смиренно принял в качестве археолога-наставника мелкого, вездесущего и настырного школьника Генку Земляничкина. И, справедливости ради, не Леонид Алексеевич, а именно археолог Земляничкин поставил большой восклицательный знак в поиске первой плёсской крепости. Выскочив из самой последней древней материковой ямы разведочного шурфа, он исполнил короткий замысловатый танец восторга и явил миру обломок витого стеклянного браслета! А как раз такие браслеты были очень популярны у женщин именно домонгольской Руси – «что известно любому школьнику» (добавили бы с гордостью юные археологи).

Молодые археологи у раскопа в крепости
Молодые археологи у раскопа в крепости

Улица ювелиров превратилась в заправку для яхт

АртефактВпрочем, в те незабываемые годы ивановские учёные и их коллеги из других городов, как никогда, прочно объединились для совместного исследования богатейшей плёсской истории, культуры и заповедной природы. Была даже разработана и с успехом реализована особая межвузовская исследовательская программа (во что на фоне сегодняшних областных планов «от культюр» даже трудно поверить). И наш палаточный лагерь с его вечерними кострами порой являл собой роскошное академическое собрание. А то и собрание певческое. Знаменитый архитектор из Москвы и археолог-подводник из Ленинграда, исследователи геологии, растительного и животного мира, лауреаты Грушинского бардовского фестиваля и руководители академических хоров… Здесь историк В.Ю. Халтурин и архитектор А.Б. Дьяков корректировали планы изучения загадочной средневековой плёсской таможни – и вскоре совместный десант «академиков» и «пионеров» высаживался в Сторожеве для комплексного исследования спасенного от разрушения древнего дозорного пункта (о чём писал журнал «Вокруг света»)…

КаменьА дальше случилось открытие нашей экспедицией старейших крепостных сооружений затерянного в веках волжского Китеж-града. Потом было найдено и изучено первое городское кладбище (а в каком ещё городе России сохранилось такое древнее, первое, XII века?). Явилось из небытия единственное известное на сегодняшний день городское дохристианское святилище (привет Ярославлю с его ещё не найденным «Медвежьим углом»). Многие годы изучалась дошедшая до нас в виде уникального исторического ландшафта улица ювелиров домонгольского города (высокопоставленные «развиватели плёсского туризма» не нашли ничего лучшего, как уничтожить памятник и водрузить здесь заправку для яхт).

Вот на этой оптимистической ноте и хотелось бы завершить маленькое воспоминание о немаленьком, судя по всему, открытии. Что последует дальше: разрушение национального культурного достояния или его реальное использование в туризме? Во всяком случае за последние годы пришлось приложить немало усилий для того, чтобы защитить древний Плёс от дикарей, размахивающих Федеральной целевой программой развития туризма. К счастью, что-то удалось спасти, но далеко не всё…

(Продолжение следует.)

Короткая ссылка на новость: http://pliosvestnik.ru/~p7kL2

Возврат к списку

Комментарии (0)


Чтобы оставить комментарий вам необходимо авторизоваться

Свежий номер в PDF

Плёсский вестник №106

Загрузить...

Наши колумнисты



Уравнение с двумя неизвестными

Как украли картины Левитана — наш комикс.




Предыдущие выпуски