Наши колумнисты

Все / Алексей Шевцов / Дмитрий Ойнас / Екатерина Закаменная / Михаил Тимофеев / Наталья Мизонова / Павел Травкин / Ян Бруштейн

Екатерина Закаменная

Историк, краевед, почётный гражданин города Плёса, с 1987 до 1997 г. — директор Плёсского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника.

Диагноз: Плёс

Диагноз: Плёс
11.07.2014

Были времена, когда люди лечились домашними средствами: ни аптеки, ни больницы, ни лекаря в те времена не было. Первая аптека в губернском городе Костроме появилась только в 1781 году. В Плёс поступило сообщение, что «в Костроме в собственном доме дозволено торговать медикаментами лекарю Петру Говия». До того лекарствами торговали в москательных лавках, и каждый покупал их на своё усмотрение… Все-таки в Плёсе умеют хранить традиции. И ныне в нашем городе нет ни аптек, ни больниц, ни врачей. Но вернемся к истории.

В Плёсе в конце XVIII века торговал лекарствами в своей лавке Михаил Иконников, пока не поступило строжайшее распоряжение: «Никто в рядах опасных и ядовитых материалов: мышьяка, сулемы, крепкой водки, купоросного и янтарного масла, мази, пластырей и тому подобных в лечении вещей для продажи не держит, а у кого оные есть, принести в партикулярную аптеку к господину Петру Говье».

В описании города, сделанном городничим Клементьевым в 1787 году, есть сведения о том, что в Заречье выстроен на собственные средства города полковой лазарет во время квартирования полка. Очевидно, там был лекарь, но вместе с полком выбыл из города. Пока Плёс был уездным городом, сюда назначали лекаря. Так, в 1795 году упоминается имя штабс-лекаря Михаила Степановича Флорина, переведённого в Плёс из Кологрива. В дальнейшем помощь больным оказывать было некому. Вот такой казус описан в журнале городового магистрата за 1817 год. В каморе при магистрате содержался банкрот мещанин Маклашин, он заболел, сторож из сострадания просит отпустить его домой, иначе «может ему приключиться большой вред». Магистрат принимает такое решение: «Поскольку лекаря нет и освидетельствовать болезнь не можно, того Маклашина отдать жене для присмотру до выздоровления. Маклашину быть в каморе при магистрате в рассуждение стону его непристойно и тем паче по болезни его опасно».

А если случались чрезвычайные происшествия и нужно было врачебное освидетельствование, то медиков вызывали из уездного города Нерехты: «для освидетельствования найденного в Плёсе мёртвого тела и разбора дела прибыл земского дворянского суда заседатель Шевелёв с штабс-лекарем Гильдебрандтом», как свидетельствует документ 1803 года.

Если кого-то из жителей вызывали в магистрат, а он «сказывался больным», заявление принималось на веру. Больные лечились домашними средствами, кто как знал и умел. Помощь роженицам оказывали повивальные бабки, чьи познания приобретались опытом. В документах 1851 года встретились имена двух женщин: мещанки Зиновьи Михайловой и дьяконицы, вдовы Анны Васильевой, как это часто случается, записаны без фамилий.

Нередко в городе случались эпидемии оспы. Состояние больного при этой болезни мучительное, часто болезнь заканчивалась летальным исходом. У выздоровевших людей на месте сыпи оставались грубые рубцы, уродовавшие лицо и тело, потом нередко приходилось всю жизнь жить с кличкой «рябой». Официальной датой начала борьбы с оспой в России можно считать 8 июня 1680 года. В этот день объявлен указ царя Федора Алексеевича, повелевающий немедленно сообщать обо всех случаях появления заразных заболеваний. Петр I также издал ряд постановлений и указов по охране общественного здоровья. Однако в то время меры заключались в ограничении передвижений, запрете контактов с больными и не дали видимого результата. Болезнь проникала даже в царские чертоги: 4 февраля 1730 года от оспы скончался 15-летний император Петр II, внук Петра Великого. При императрице Екатерине II были начаты прививки, она сама первой рискнула на такой шаг, решив показать пример подданным. Затем прививка была сделана наследнику Павлу Петровичу. Пример царской семьи оказался заразительным. Только в Петербурге прививку решили сделать 140 аристократов.

21 ноября 1768 года, в день оспопрививания императрицы, в Петербурге звонили колокола, во всех церквях совершались молебны, ночью дома знати были иллюминированы. Этот день указом Сената был объявлен праздником и ежегодно отмечался во всех городах империи. И так было очень долгое время. Однако дело оспопрививания в стране сразу попало в руки грубых, плохо подготовленных оспопрививателей. Власть пускала в ход насильственные приемы для привлечения населения к прививкам, а население, при общей неразвитости, не понимало и не могло понять пользу прививок. В связи с этим закон о прививках успеха не имел.

В распространении в России оспопрививания видное участие принимало Вольное экономическое общество, особенно с 1824 году, когда в составе общества было открыто «Отделение попечительного о сохранении здоровья человечества и всяких домашних животных». Общество рассылало по всей России оспенную материю, инструменты, заботилось о подготовке опытных оспопрививателей, распространяло сотни тысяч брошюр на русском и инородческих языках. Впоследствии функции оспопрививания были переданы земским учреждениям.

В 1830-е годы в Плёсе работал оспопрививатель Фёдор Васильев Китаев. Однако население крайне недоверчиво отнеслось к процедуре оспопрививания. Китаев постоянно жаловался, что его не допускают в дома свои и мещане, и купцы, приводит длинные перечни сопротивляющихся.

Дело доходит до серьёзных конфликтов, его гонят из дома грубым образом. Магистрат снарядил ему в помощь сотских «для успехов в оспопрививании», иногда сами ратманы отправлялись для увещевания упрямцев, магистрат принимал решения «понудить строгим образом через полицейского ратмана» всех, кто не хочет прививать оспу своим детям.

Оспопрививатель Фёдор Китаев не вызывал уважения и доверия горожан большей частью потому, что слишком любил выпить, даже в магистрат с жалобами являлся в пьяном виде. Его предупреждали, грозили судом, но пагубная страсть не оставляла его, к тому ж, очевидно, человек он был дерзкий и скандальный. Несмотря ни на что, на должности оспопрививателя Китаев прослужил до 1849 года и снова получил аттестат, подтверждающий «исправность при прохождении должности оспопрививателя». Смертность от заболеваний оспой была высокой. Если проанализировать записи в метрических книгах, записи о рождении и смерти прихожан того или иного храма, то надо заметить, что детская смертность по этой причине была довольно велика и к концу XIX века. Например, в 1874 году, когда оспопрививание уже не было новшеством, только в приходе Успенского собора из 24 умерших, 11 человек умерло от оспы.

Плавучий холерный госпиталь на Волге около Нижнего Новгорода

Плавучий холерный госпиталь на Волге около Нижнего Новгорода

Не менее страшным бедствием были эпидемии холеры. Xолера, как говорится, «родом из Индии». Большинство исследователей полагает, что в Индии, в долине Ганга, это заболевание существует с незапамятных времен. Постепенно подвигаясь на запад, она в 1823 г. впервые проникла и в Европу через Астрахань. В 1829 году холера появилась в России сразу в двух местах: пограничной со Средней Азией Оренбургской и пограничной с Персией Астраханской губерниях, оттуда распространилась по всей стране. Осенью 1830 года достигла Средней России, Москвы, Петербурга.

В Плёсе 1830 году в связи с эпидемией холеры по предписанию губернатора была отменена Покровская ярмарка. Но эпидемии в Плёсе не случилось, как это произошло в Петербурге, город являл собой страшное зрелище. Вспышки холеры периодически повторялись в разных местах страны, и чаще всего заносились через Астрахань. Так, 2 июня 1848 года в Плёсе был образован холерный комитет «для пресечения оказавшейся между жителями города холеры» и откомандирован для принятия мер ратман Калашников. В случаях эпидемий объявлялся карантин и запрещался выезд из города, но запреты далеко не всегда исполнялись. Неотложные дела звали в дорогу, а там на всё воля божья. Так, Романоборисоглебское городническое правление извещает «о найденном на санкт-петербургском большом тракте мёртвом теле плёсского 3-й гильдии купца Петра Николаева Огурешникова». «Как по делу видно, что смерть плёсскому купцу Петру Огурешникову последовала скоропостижно от предчувствуемой им пред концом жизни эпидемической болезни». В 1853 году не избежал такой участи и костромской военный и гражданский губернатор генерал-лейтенант Лангель, «возвращаясь в Кострому из ревизии по губернии, 29 июня утром заболел холерою и 30 июня в третьем часу пополудни после сильных страданий кончил жизнь». В XX веке эти страшные болезни были изжиты. Но даже накануне празднования 500-летия города костромские газеты сообщают, что «в ночь с 15 на 16 июля в Плёсе в семье рыбака Бакакина два человека заболели холерой». И в губернское земство поступила просьба из г. Плёса о командировании медицинского отряда на время празднества. Просьба мотивируется возможностью появления холеры, благодаря предполагаемому громадному стечению народа.

Григорий Климентьевич Горбунов
Григорий Климентьевич Горбунов - плесский купец 1-й гильдии, владел фабриками в селе Середа и заводами в окрестностях Плеса. Был известен как щедрый меценат и благотворитель.

Однако путешественники в XIX веке о жителях Плёса замечали: «Народ здесь всё здоровый, красивый».

Некоторые имена лекарей второй половины XIX удалось установить по метрическим книгам. В книге Петропавловской церкви за 1866 год упоминается городской фельдшер Николай Тимофеевич Алексеев, а в книге Троицкой церкви за 1876 год «фельдшер Иван Меркурьевич Волгин, воспреемник сына Евгения, родившегося у священника Троицкой церкви Иоанна Константиновича Лебедева». Евгений Иванович Лебедев впоследствии получил медицинское образование и стал уважаемым плёсским доктором. В книге Успенского собора за 1883 год упоминается городовой врач, лекарь, не имеющий чина, Николай Иванович Успенский, 28 лет. В той же книге упоминается и «старший медицинский фельдшер унтер-офицерского звания Василий Ларионов Огурешников» 27 лет. Первая аптека появилась в Плёсе в 1860 году, была открыта «с дозволения правительства», как сообщают «Костромские губернские ведомости». Первая городская больница в Плёсе была выстроена только в 1898 году стараниями почётного гражданина купца Григория Клементьевича Горбунова. Первым врачом новой больницы стал Фёдор Петрович Чекалов. Об этой больнице и её врачах уже достаточно писали местные газеты.

Горбуновская больницаГорбуновская больница.

С дозволения же местного правительства в начале XXI века и больница, и аптека в Плёсе закрыты по причине экономической нецелесообразности. Судьба здания больницы, подаренного плёсским жителям, решается городом Приволжском. Пора плесянам возвращаться в далёкие забытые времена и начинать собирать травы. Хоть растительность в округе Плёса и оскудела, но не вся ещё вытоптана.

Короткая ссылка на новость: http://pliosvestnik.ru/~lP7o6

Возврат к списку

Комментарии (2)

Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать0 Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать0

Уважаемая Екатерина Николаевна,
Я занимаюсь историей своей фамилии "Лицов".
Статья "Род Лицовых", основанная на результатах моего поиска, опубликованна в газете "Волга" г. Юрьевеца.
Я ищу своих предков - Жукову (Лицову) Анфису Васильевну, которая работала фельдшером в Плесе в 20-30-ых годах 20-ого века. Её муж Жуков Николай Владимирович работал преподавателем физики в Плёсе. Жили они по адресу: ул. Ленина д 31.
Пожалуйста, сообщите мне, если Вам известно что-либо о потомках моих предков в Плёсе.
С наилучшими пожеланиями,
--
Лицов Андрей Андреевич
Cаратов
E-mail: andreylitsov@yandex.ru
Комментарий был изменен 05.02.2015 в 22:34
Уважаемая Екатерина Николаевна, Я занимаюсь историей своей фамилии "Лицов". Статья "Род Лицовых", основанная на результатах моего поиска, опубликованна в газете "Волга" г. Юрьевеца. Я ищу своих предков - Жукову (Лицову) Анфису Васильевну, которая работала фельдшером в Плесе в 20-30-ых годах 20-ого века. Её муж Жуков Николай Владимирович работал преподавателем физики в Плёсе. Жили они по адресу: ул. Ленина д 31. Пожалуйста, сообщите мне, если Вам известно что-либо о потомках моих предков в Плёсе. С наилучшими пожеланиями, -- Лицов Андрей Андреевич Cаратов E-mail: andreylitsov@yandex.ru


Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать0 Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать0

Лицовы из Юрьевца, ищу их потомков:

Жукова (Лицова) Анфиса Васильевна и Жуков Николай Владимирович (жили в Плёсе, работали в местной школе),
Лямина (Лицова) Елена Васильевна и Григорий Михайлович Лямин (венчание 1895 г.),
Лицов Василий Васильевич и Анна Павловна Лицова (Дурденевская) (венчание 1908 г.),
Лицова Мария Васильевна (1875 г.р.),
Лицов Павел Васильевич (1879 г.р.),
Лицова Александра Васильевна (1984 г.р.),
Лицов Вячеслав Иванович (1880 г.р.) ,
Лицов Леонид Иванович и Елизавета Михайловна Лицова (Кривоногова), Леонид Иванович минимум до 1928 года работал на заводе "Красное Сормово" в Н-Новгороде,
Лицов Игорь Леонидович (1917 г.р.) ,
Лицов Мария Ивановна (1892 г.р.),
Лицова Анна Ивановна (1893 г.р.),
Лицова Надежда Ивановна (1895 г.р.),
Лицов Николай Иванович (1917 г.р.).

На сайте www.yurevets37.ru в рубрике "Семейные альбомы" размещены около сотни фотографий пяти поколений Лицовых из Юрьевца.
Лицовы из Юрьевца, ищу их потомков: Жукова (Лицова) Анфиса Васильевна и Жуков Николай Владимирович (жили в Плёсе, работали в местной школе), Лямина (Лицова) Елена Васильевна и Григорий Михайлович Лямин (венчание 1895 г.), Лицов Василий Васильевич и Анна Павловна Лицова (Дурденевская) (венчание 1908 г.), Лицова Мария Васильевна (1875 г.р.), Лицов Павел Васильевич (1879 г.р.), Лицова Александра Васильевна (1984 г.р.), Лицов Вячеслав Иванович (1880 г.р.) , Лицов Леонид Иванович и Елизавета Михайловна Лицова (Кривоногова), Леонид Иванович минимум до 1928 года работал на заводе "Красное Сормово" в Н-Новгороде, Лицов Игорь Леонидович (1917 г.р.) , Лицов Мария Ивановна (1892 г.р.), Лицова Анна Ивановна (1893 г.р.), Лицова Надежда Ивановна (1895 г.р.), Лицов Николай Иванович (1917 г.р.). На сайте www.yurevets37.ru в рубрике "Семейные альбомы" размещены около сотни фотографий пяти поколений Лицовых из Юрьевца.



Чтобы оставить комментарий вам необходимо авторизоваться

Свежий номер в PDF

Плёсский вестник №106

Загрузить...

Наши колумнисты



Уравнение с двумя неизвестными

Как украли картины Левитана — наш комикс.




Предыдущие выпуски