Наши колумнисты

Все / Алексей Шевцов / Дмитрий Ойнас / Екатерина Закаменная / Михаил Тимофеев / Наталья Мизонова / Павел Травкин / Ян Бруштейн

Екатерина Закаменная

Историк, краевед, почётный гражданин города Плёса, с 1987 до 1997 г. — директор Плёсского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника.

О «золотых дождях» над Плёсом

29.04.2014

Мы продолжаем дискуссию о проекте Международного фестиваля молодёжи, который планируют провести в нашем регионе. Придётся ли для его успеха принести в жертву наш маленький скромный Плёс? В прошлом номере свою точку зрения высказали профессор философии Михаил Тимофеев и плёсский инвестор и меценат Алексей Шевцов.

Сегодняшний участник нашей дискуссии – Екатерина Закаменная, директор Плёсского государственном историко-архитектурном музея-заповедника (1987 по 1996 год включительно). Краевед, автор ряда статей по краеведению и книг «Плёс. XX век» и «Плёс. Страницы истории».


Когда слышишь о каких-либо проектах, касающихся Плёса, да ещё с приставкой «мега», сразу сжимается сердце, по спине пробегает неприятный холодок и становится страшно. Потому что в нашей стране давно появилась страсть разрушать всё до основания и строить нечто грандиозное, удивлять мир. Творцы грандиозных свершений при этом испытывают неописуемый драйв, захлебываются от восторга, аж дыхание перехватывает. И только потом, зачастую сокрушаясь, начинают думать. Зачем разрушили? А стоило ли? А что с этим новым грандиозным завтра делать?

Появился проект «Плёсский туристический кластер». Для его осуществления получены два миллиарда государственных средств по программе ФЦП. В итоге всякий здравомыслящий человек сегодня делает вывод, что средства эти истрачены и продолжают тратиться, мягко говоря, бездарно. Три пляжа в маленьком Плёсе, один более 40 миллионов, другой – 35, третий – не менее того – словом, половина – на пляжи. Я снова упорно о пляжах. Пляжи в городской черте, а город исторический особо охраняемый. Всякий видит, что рисунок панорамы Плёса с Волги эти пляжи искажают. Но такие резоны никак не принимаются во внимание. Тогда другие резоны – экономические. Где убедительное обоснование необходимости этих затрат? Пляжи в Плёсе могут функционировать месяц, в лучшем случае два, и то не в каждый год. Здесь не Крым, и Волга уже не та, нет прежнего течения, а потому она цветёт. Кому хочется купаться в зелёном киселе, да ещё и душевых кабин на наших пляжах нет. К тому же в Плёсе при отсутствии канализации нечистоты всё равно проникают в Волгу, и нет гарантий, что с санитарной стороны с пляжами всё в порядке, а такие гарантии устроители пляжа обязаны давать.

И уж если шла речь о туристическом кластере, почему не скооперироваться с Костромской областью? Напротив Плёса «на песках» куда более удачное, более чистое и традиционно пляжное место. К тому ж можно было оживить местный водный транспорт, прогулочное движение на пляж и обратно. Наверное, можно было найти и знатоков – специалистов пляжного строительства, которые бы предложили не столь дорогостоящие проекты. Но у нас почему-то чем дороже, тем лучше, – весьма сомнительный постулат. А может быть, в верхней части города можно было построить хороший бассейн, который благодаря возросшей популярности города был бы востребован круглый год. Об этом каждый плесянин скажет. Только кто плесян спрашивает, а если спрашивают, то всё равно не слышат и делают по-своему. Судьбы Плёса решаются «в верхах».

И при всех этих грандиозных стройках – совершенно необорудованные традиционные туристические маршруты по Плёсу. Посмотрите на разрушающиеся булыжные спуски, неудобные для пешеходов тропинки, отсутствие на маршрутах скамеек, нет достаточного количества урн, на спусках с Соборной горы их вовсе нет. Искажены металлическими заборами прекрасные пейзажные виды. Сколько ещё таких «мелочей». Городские туалеты – и это проблема. Кто и как будет за всем этим следить, на какие средства будут исправляться такие «мелочи»? Лучше «не распылять средства ФЦП», а в очередной раз раскопать облюбованный кем-то кусочек на многострадальной Набережной и зарыть туда ещё 140 миллионов. Точно поле чудес из сказки о Буратино.

В центре на небольшом пятачке столпились девять предприятий, призванных питать гостей города. Но… одни закрыты, другие недоступны, третьи не отвечают чьим-то запросам. Надо построить ещё один ресторан, и всё тут же. А на что существует система сертификации и определения категорий этих предприятий? И где расчёты, сколько этих ресторанов нужно? И как задействовать другие территории города, как разумно рассредоточиться?

В связи с предприятиями питания снова возникает насущнейшая проблема – проблема канализации и водоснабжения. Приведу пример. Музейная экспозиция «Художественные промыслы Ивановского края» соседствует с кафе, которое переходит из рук в руки, меняет название, но всё равно отходы кафе сливаются в выгреб. И посещение музея сопровождается вдыханием в лучшем случае кулинарных запахов, но чаще «ароматов» застоявшейся выгребной ямы. Не менее остры «туалетные» проблемы и в музее Левитана. Но говорить о таких вещах при огромной славе и популярности Плёса неприлично, но я осмелюсь.

Шум вокруг Плёса в связи с «золотым дождём», как образно выразился А. В. Шевцов, хлынувшим в одночасье на город, вызвал нездоровую зависть жителей Ивановской области. Только чему завидовать? В соседнем Приволжске выгребные ямы существуют только в одноэтажном частном секторе, проблемы канализации и водоснабжения решены лет 30 назад. А в Плёсе ещё и газоснабжение не закончено.

Туризм в Плёсе существует более 50 лет. Только при такой системе его организации эксплуатируются природные богатства города и его историко-культурные ценности, а материальная отдача неадекватна приносимому рекреационному ущербу. На мой взгляд, все наши неприятности с развитием туризма в Плёсе заключаются в том, что туризм воспринимается как самоцель. А ведь туризм – это всего лишь средство для развития территории, т. е. Плёса, как это существует во всём мире. Плёс, прославленный, объявленный общероссийской исторической ценностью, остаётся городом районного подчинения, т. е., как и прежде, заштатным, третьестепенным, абсолютно не самостоятельным городком. Согласитесь, уважаемые читатели, что это ненормально. В XIX веке прибрежные территории город, например, сдавал в аренду крупным волжским пароходствам, плату за это по договорам устанавливал тоже город, и деньги шли в городской бюджет. Всё-таки система местного городского самоуправления, установленная ещё Екатериной II в крепостнической России, была куда разумнее и даже демократичнее сегодняшней. Упрёки в том, что тот или иной город живёт дотациями, слышатся постоянно, но законодательство таково, что ущемляются возможности саморазвития. Почему бы для турфирм в общей налоговой сумме не предусмотреть отчисления в пользу эксплуатируемых ими территорий? Почему деятельность та или иная фирма ведет в Плёсе, а налоги платит по месту регистрации? Наивные вопросы? Тогда пусть думают профессионалы-законодатели и находят решения.

И ещё в связи с мегапроектами прозвучали такие тревожные заявления. «Ради триллиона можно и Плёсом пожертвовать», «Ивановская область изменится до неузнаваемости», а значит, и Плёс.

Плёс уж и теперь плохо узнаваем, благодаря большим нарушениям традиционной плёсской застройки. Очень не хочется, чтобы Плёс пал жертвой амбициозных прожектов. Есть вещи, которые не продаются за всё золото мира. Ещё 10 лет назад люди, приехавшие в Плёс впервые, с удивлением спрашивали: «Как удалось сохранить город таким, почти первозданным?» Ответ был предельно прост: «Забыли о нас на целое столетие». А теперешнее повышенное внимание тревожит, потому что часто оборачивается неумелым и бесцеремонным вторжением.

Всё-таки пора чётко сформулировать концепцию сохранения и развития Плёса, а уже потом строить программы развития туризма, определять место города в общеобластных или даже общероссийских мегапроектах. И строить эту концепцию, я уже лет двадцать пять настаиваю, необходимо на понимании главной ценности и отличительной особенности города. В чём она? Не отдельные памятники истории и культуры – ценность Плёса, нет у нас памятников, равных Ипатьевскому монастырю или церкви Покрова на Нерли, взятой под охрану ЮНЕСКО.

Ценность Плёса в другом. Это исторически сложившаяся, композиционно совершенная градостроительная структура, талантливо вписанная в уникальный природный ландшафт. Это уникальные «левитановские» пейзажи. Нет другого такого города по всей Волге. Всякое неумелое вторжение в плёсские ценности неумолимо разрушает их. И всеми возможными средствами необходимо доводить это понимание уникальности, неповторимости Плёса до каждого так или иначе действующего на территории города, а в первую очередь до тех, кто принимает большие и малые решения.

Есть и ещё одна ценность Плёса. Это традиция спокойного созерцательного отдыха. Все уверены, что так любят отдыхать японцы: предаются созерцанию цветущей сакуры, отправляются наблюдать закат над морем. Плёсской традиции созерцательного отдыха тоже, пожалуй, не менее полутора столетий. Плёсские жители тоже любили гулять на Ключах, просто бродить в окрестном сосновом парке, любоваться заволжскими далями и закатами с Соборной горы, любили послушать соловья в черёмуховых зарослях, утром на веранде проснуться под звонкое кукование кукушки. Много других возможностей душевного общения с природой дарит город Плёс. Какое удовольствие гулять по старинным улочкам с палисадниками в сиреневых кустах, из-за которых проглядывают резные наличники. Именно эти прелести плёсской провинциальной жизни больше всего ценили и ценят приезжающие сюда на отдых и художники, и писатели, и вовсе далёкие от поэзии люди. Так разве можно отказываться от провинциальности.

Как я понимаю, по московским меркам провинциальность есть нечто убогое, отсталое. А провинция будто бы во снах грезит, как бы напыжиться и соответствовать московским меркам, а ещё лучше европейским. Во-первых, пора понять, что провинциальность – это не характеристика с оттенком презрительности, а ценность. Помнится, на заре своей музейной деятельности, я дерзнула заявить: «В таких городках, как Плёс, живёт живая и трепетная душа России». Несмотря на тавтологию (живёт живая), я не отрекаюсь от этого убеждения и сегодня. Не потому ли жители мегаполисов так полюбили Плёс? Люди стремятся здесь, в Плёсе, отдохнуть душой, хоть на время отключиться от изматывающей суеты большого города. Не потому ли приходит понимание ко многим деятелям культуры, что наши русские традиционные ценности – это не создание общества потребления, а нечто совсем иное. Вспомните хотя бы последнюю телепередачу «Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым». Безусловно, провинция тоже хочет жить, как подобает в XXI веке, но у неё очень скромные запросы: элементарные удобства для жизни. И тогда без чувства своей ущербности провинция готова будет участвовать и в глобальных проектах, открывая со всей широтой русской души свои «потаённые сокровища». А пока «золотые дожди», обрушивающиеся на Плёс, нередко превращаются в стихийное бедствие.

Текст: Екатерина Закаменная.

Начало дискуссии о проекте международного фестиваля молодежи в Плёсе читайте в статье "Мегафестиваль и Плёс"

Короткая ссылка на новость: http://pliosvestnik.ru/~N7VYZ

Возврат к списку

Комментарии (0)


Чтобы оставить комментарий вам необходимо авторизоваться

Свежий номер в PDF

Плёсский вестник №106

Загрузить...

Наши колумнисты



Уравнение с двумя неизвестными

Как украли картины Левитана — наш комикс.




Предыдущие выпуски