Наши колумнисты

Все / Алексей Шевцов / Дмитрий Ойнас / Екатерина Закаменная / Михаил Тимофеев / Наталья Мизонова / Павел Травкин / Ян Бруштейн

Екатерина Закаменная

Историк, краевед, почётный гражданин города Плёса, с 1987 до 1997 г. — директор Плёсского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника.

Плёсская вода

09.08.2014

Фото из архива автора

О воде как жизненной потребности и уникальной достопримечательности Плёса

Много известно о плёсских достопримечательностях. Но одна из таковых мало замечена: это ключи, родники и колодцы. Плёс построен не только на горах, но и на родниках, во множестве пробивающихся из-под земли.

Поселившиеся здесь люди вынуждены постоянно налаживать непростые отношения со своенравными водными источниками. Вода – это и благодать божья, и коварный враг. Много неприятностей доставляет она и по сей день строителям, когда подземные ручьи меняют русло и вода выбивается там, где её не ждали, нарушая все планы и расчеты.

Однако предки наши, не знавшие слова «экология», твердо решившие навеки обосноваться в столь неудобном для строительства, но сказочно прекрасном месте, умели ладить с непокорными водами. Наши предки в отношениях с природой проявляли большую мудрость, обладали хорошим чутьем, ощущая себя частью окружающего мира.

О том, как наши предки направляли на полезное буйную энергию многочисленных ключей, оставили интересное описание, относящееся к 1838 году, известные художники братья Григорий и Никанор Чернецовы (Путешествие по Волге. Мысль. – М., 1970).

«Жители прекрасно воспользовались струями ключей, во множестве бьющих из горы. Они провели эти ключи через свои дворы, в которых устроены садки для рыбы, и вода, проходя через оные, продолжает путь желобами, где её берут для домашнего употребления, так сказать, под руками. Садки же устраивают так, чтобы и в зимнее время вода в них не могла замерзнуть. В этих садках в чистой ключевой воде плавают стерляди и другие обитательницы волжских вод: хозяин перед обедом, для своего семейства или желая попотчевать доброго гостя, выходит во двор, выбирает любую, поддевает обреченную саком и… в кастрюлю! Подобное приволье редко можно встретить!»

Это написано по наблюдениям 1838 года. Но так было и намного раньше. Документы XVIII века тоже называют рыбные садки, причём «промышленного» назначения. Занимавшиеся рыбной ловлей горожане устраивали такие садки на месте теперешней бани. В описании города, выполненном городничим Клементьевым в 1787 году, названы рыбные садки плёсских жителей, расположенные в конце Юрьевой улицы. «При входе на гору в той же улице садки рыбные: общественные градские – 1, купца Фёдора Андреева Скороходова – 1, мещанские Михаила Иванова Скороходова – 1, Василья Андреева Частухина – 1».

В старину жители Рыбной слободы ловили рыбу не только для домашнего потребления, это была государева Рыбная слобода, поставлявшая рыбу к царскому двору. Были устроены и более объёмные садки. Осмелюсь предположить, что для этой цели был устроен и пруд, существующий поныне в Заречной части за музеем пейзажа. Пруд питается от бьющего из-под земли родника, сброс лишней воды самотёком идёт в Волгу. После утверждения регулярного плана застройки города пруд находился на так называемых выгонных землях. Через некоторое время этот пруд оказался в усадьбе купцов Зубарёвых, потом Грошевых – Подгорновых. А в XX столетии он верой и правдой служил жителям Заречья для других хозяйственных целей. Из пруда брали воду для полива огородов. Здесь хозяйки полоскали бельё, для чего город по вековой традиции и до недавнего времени устраивал мостки, а зимой прорубал прорубь. Потом эти заботы брали на себя жители, то Борис Крюков, то Ювеналий Иванович Смуров, то Мира Николаевна Яблокова. А теперь иных уж нет, у других с возрастом силы утратились. Для тех же хозяйственных нужд столь же традиционно устраивались летом мытилки (для несведущих) – плоты со сходнями, а зимой – прорубались проруби и устраивались от ветра либо ограждения из ёлок, либо тесовые сараи, а в XIX веке ещё и с жаровнями. Так обустраивался и берег Волги, волжская вода и сегодня используется для хозяйственных нужд.

Можно было встретить «приволье», замеченное Чернецовыми, еще лет 50 назад. Замечательно продолжили эту традицию организаторы дома отдыха «Медсантруд», или в просторечии – дома медиков. Дом этот занимал здание по Советской улице, 67 и ближайшие, в настоящее время утраченные постройки. Ещё и сегодня чуть выше этого дома бьёт сильная струя воды, заключенная в трубу, свободно падает в бетонное кольцо, из которого затем направляется в Волгу. В 20-е, 30-е и даже послевоенные годы территория утопала в цветах, была засажена кустами смородины, здесь были беседки и фонтан с «русалочкой», самым интересным украшением территории. Струи источника весьма остроумно использовались для устройства погреба: студеная проточная вода охлаждала продукты и продолжала свой путь из своеобразного бассейна-холодильника далее в Волгу. Г.Е. Лебедева в своё время описала эту территорию весьма красочно. Интересно, что слава об этом источнике ещё жива, и люди идут сюда, чтобы набрать «особенной» водички, хотя место это захламлено, из земли торчит кусок ржавой трубы. Рядом колодец, из которого самотёком – используются перепады высот – вода поступает в несколько домов на набережной. Такова судьба одного из многочисленных плёсских ключей. А скромные фонтанчики – какое дивное украшение! В 40–50-е годы в Плёсе работали пять фонтанов, такой факт отражён в отчетах о подготовке города к летнему сезону за 1949 год.

Бьющий из-под земли ключ – это и первый плёсский водопровод. Фотография, хранящаяся в Плёсском музее-заповеднике, запечатлела освящение водопровода на Базарной площади в 1910 году. Этим событием в ряду других добрых дел горожане отметили пятисотлетний юбилей города. Старожилы вспоминают, что струя из пожарного рукава, подключённого к водоразборной колонке, била на 15 м вверх – столь мощным был напор воды. Сохранилась добрая молва и об отменных вкусовых качествах этой воды. Для засолки огурцов воду брали именно тут. Строительству водопровода горожане обязаны тогдашнему городскому голове Павлу Николаевичу Смирнову и Ивану Васильевичу Королёву, главному распорядителю и исполнителю многих строительных работ в Плёсе в начале прошлого века.

Беда, что по прошествии нескольких десятилетий новые руководители города не сумели поддерживать водопровод в рабочем состоянии. В послевоенные годы горожане неоднократно поднимали вопрос о восстановлении водонапорной колонки на площади, но безуспешно. На месте водоразборной колонки и накопительного бассейна в 1952 году была выстроена керосиновая лавка, а потом и вовсе забыли о старинном водопроводе, который и сегодня мог верой и правдой служить городу и быть интереснейшей его достопримечательностью. Правда, на площади упрямая вода периодически вырывается на поверхность, и не только из-под Соборной горы, сильно докучая коммунальным службам.

Кстати, на моей памяти в 70-е годы носилась в воздухе идея создать в Плёсе водопроводную систему на основе имеющихся в изобилии ключей и родников. Идея смелая и интересная. Но не нашёлся толковый инженер – разработчик этого проекта, тот, кто мог бы дать жизнь этой идее.

Ольга Смирнова. «Водонапорная башня. Плёс»

Есть и не столь заметные уголки в Плёсе, но любимые и уважаемые коренными жителями и теми, кто прикипел к городу душой. Есть такой уголок в Заречье, с маленьким родничком, впадающим в пруд. В недавние времена, когда были закрыты все храмы Плёса, «отменен» обряд освящения воды в праздник Крещения, в крещенскую ночь именно сюда приходили люди. Иногда это были две-три пожилые женщины с коромыслами на плечах, потом на узенькой тропинке между сугробами выстраивалась длинная вереница из молодых и старых с вёдрами, бидонами, бутылками. Люди верили и верят, что в этом родничке в крещенскую ночь водица становится святой, самой лучшей в городе. Кто-то зажигает свечу, люди наклоняются к журчащему ручейку и уносят с собой чистую, прозрачную, святую воду. Всё это умиротворяет, смягчает душу. Хоть раз в году можно увидеть благоговейное, доброе отношение к этому бесценному дару природы, к воде. О родничке этом знают не все, он укрылся за постройками от глаз людских, спасаясь от осквернения. Да, так зачастую современный человек относится к тому, без чего его собственная жизнь была бы невозможна. И ещё, с недавних пор здесь частное владение, «крестный ход» к родничку стал недоступен, как и недоступны стали многие прекрасные плёсские пейзажи, но о них не сейчас.

Питьевую воду жители города брали не только из ключей и колодцев, но и из речки Шохонки. После того как был выстроен «над Шохонкой» противотуберкулёзный санаторий, жители лишились этого источника. В статье газеты «Рабочий край» в апреле 1928 года местные жители сетуют на то, что, лишившись этого источника питьевой воды, взамен не получили обещанного электричества.

На протяжении XX века принимались меры по снабжению питьевой водой не только вновь выстроенных кварталов, но и исторической части города. В 60-е годы в связи со строительством бани была устроена водонапорная башня у подножия Соборной горы на бывшей улице Горького. В связи с этим по улице прошла линия локального водопровода, и вода поступила в некоторые дома на этой улице и частично на набережной. Но дефицит воды здесь ощущается постоянно.

В связи со строительством пионерского лагеря вступила в строй скважина на горе Левитана, поставлены колонки на этой улице, но дальше вода из этой скважины очень избирательно стала подаваться к некоторым объектам в Заречье и только с недавних пор.

Заречье и улица Луначарского едва ли не самые «безводные» места в Плёсе. Жителей улиц Луначарского и Варваринской извека спасает Варваринский колодец, которому посвящены даже лирические стихи местных поэтов, – это уважаемый и почитаемый источник. Правда, в зимних условиях не всегда доступный, о колодцах, как прежде, заботиться некому. Правда и то, что кое-что не так давно предпринято для водоснабжения улицы Луначарского, по теплотрассе протянута труба с технической водой и весьма неудобным краном. Колонку не решились поставить из-за качества воды, опасаясь, как бы кто из отдыхающих в Плёсе не попил из неё – беды не оберёшься.

В Плёсе есть и ещё одно живописнейшее место, которое так и называется – Ключи, это в долине речки Шохонки. И гора, и сосновый бор на ней именовались так же. Когда-то это было любимое место отдыха и горожан, и приезжающих дачников, этим местом гордились. Именно туда повели приехавшего в Плёс наркома А.В. Луначарского, именно этот бор был отдан противотуберкулёзному санаторию «Плёс». Жители ходили сюда за тем, чтобы просто посидеть на скамеечках, постоять над песчаной кручей, послушать журчание ручья и унести с собой Радость. Но постепенно тропинки, ведущие к Ключам, заросли травой и кустарником, и редко кто посещает эти места.

Многое из описанного мною искажено, разрушено. Едва ли сегодня возможно вернуть утраченную гармонию в отношениях человека с окружающим миром. Но пусть родники, источники, ключи, колодцы, ручьи станут «достопримечательностью», тогда у них ещё будет шанс на продолжение жизни. А жители, будем надеяться, ещё в первой четверти XXI столетия обретут такие уже для всех прочих обыденные блага цивилизации, как вода в доме.


В 70-е годы носилась в воздухе идея создать в Плёсе водопроводную систему на основе имеющихся в изобилии ключей и родников. Идея смелая и интересная. Но не нашёлся толковый инженер – разработчик этого проекта, тот, кто мог бы дать жизнь этой идее.



Короткая ссылка на новость: http://pliosvestnik.ru/~870W1

Возврат к списку

Комментарии (0)


Чтобы оставить комментарий вам необходимо авторизоваться

Свежий номер в PDF

Плёсский вестник №106

Загрузить...

Наши колумнисты



Уравнение с двумя неизвестными

Как украли картины Левитана — наш комикс.




Предыдущие выпуски