«Я не приехал в очередной раз в Плёс – я сюда вернулся»

09.10.2014

Беседовал Сергей Ложкин
Фото: Андрей Сафонов

Ещё на концерте Данила признался, что вчерашняя репетиция продолжалась до четырёх утра. Утром он проснулся с готовностью ощутить себя разбитым, но, к величайшему своему удивлению, почувствовал, что выспался и полон сил. «Это, конечно, особое место – Плёс. С его тишиной и покоем, – разгадал он секрет. – Ничего подобного я не ощущал в других местах. Я приехал сюда не очередной раз – я вернулся. Понимаете, вернулся!» Открывая дебютную программу «Ноктюрн» художественный руководитель Левитановского фестиваля рассказал: «Данила взял с меня обещание: какой бы плотности ни был его рабочий график, Левитановский фестиваль он пропустить не должен».

Звезда театра и кино Данила Козловский впервые публично выступил в качестве певца на Седьмом Левитановском музыкальном фестивале 28 сентября 2014 года в Плёсе. На премьере в плёсском Левитан-холле присутствовали 230 человек - больше просто не вместил зал. Мы предлагаем видеоверсию этого концерта, а Данила благословил сайт «Плёсского вестника» как площадку для видеопремьеры.

После концерта нам удалось побеседовать со звёздным дебютантом.

– Расскажите о том, как родилась эта идея – выйти на сцену и запеть?

– Это не идея, а потребность. Когда ты понимаешь, что с тобой внутри что-то происходит, когда находишься у микрофона и поёшь – на это захотелось отозваться. Что я и сделал – вышел к микрофону и стал пробовать. У меня нет цели делать профессиональную карьеру певца. Это исключительно то, что делает меня в какой-то степени счастливым – я с радостью этим занимаюсь.

– Как вы готовились к дебюту? Говорят, была репетиция до четырех утра...

– Вчера была такая репетиция, потому что я очень поздно приехал из Москвы со съёмок и у нас просто не было другой возможности. Поэтому мы вчера до 3.30, если быть точным, репетировали.

– Почему прозвучали именно песни 70-х годов?

– Эта эпоха, это время тесно связаны со мною. Мы четыре с половиной года работали над экранизацией романа «Жизнь и судьба» Василия Гроссмана и в том числе изучали довольно обширный пласт культуры, музыки, танца и всего, что с этим связано стой эпохой. У меня было несколько фильмов о 60–70-х. Я очень люблю это время – непростое, страшное, трагическое, но в то же время счастливое – очень разное. Та музыка, которая есть у этого времени, потрясающая: Бабаджанян, Таривердиев, Дунаевский... Это, конечно, удивительные авторы и большие музыканты.

– Как, по-вашему, дебют состоялся? Вы получили какие-либо отзывы? Как мама отреагировала?

– С мамой после выступления мне поговорить пока не удалось. Сейчас пойду на разбор полётов – к своим друзьям, к маме. Мы поймем, какие допустили ошибки, начнём делать некоторую работу над ними и будем продолжать.

– Как сами оцениваете выступление?

– Сложно объективно оценить самому. Иногда кажется, что хуже некуда, а выходишь – и тебе говорят: «Знаешь, вот сегодня получилось». А иногда полное ощущение того, что сегодня получилось, выходишь, а тебе говорят: «Старик, что сегодня с тобой было? Плохо себя чувствуешь?» Личные ощущения очень часто обманывают.

Из интервью газете "Известия"

– Это ваш дебют в качестве вокалиста?

– Да. У меня недавно было закрытое выступление в Петербурге на благотворительном концерте в пользу центра «Антон тут рядом», лицом которого я являюсь. Но публичный концерт прошел впервые.

– Говорят, вы ещё саксофонист и альтист?

– Я занимался сначала на альте, потом перешёл на тромбон, потом на трубу. В театральной академии опять вернулся к альту, затем к трубе. А когда после дебютного фильма у меня впервые появились деньги, весь гонорар я потратил на саксофон. Шёл в петербургский магазин покупать трубу – давно её заприметил, охотился за ней. Но в то утро услышал какую-то саксофонную мелодию по радио, что-то перещёлкнуло, и я понял, что хочу саксофон.

– Как у вас начались отношения с музыкой? Заслуга родителей?

– Да. В то время только стали появляться магнитофоны, и маме кто-то привез однокассетный Sony и несколько западных кассет. Там были Лучано Паваротти, Фаусто Папетти, Луи Армстронг, Лайза Минелли, и я их слушал с утра до вечера. Это был 1991 год – тогда началось мое музыкальное воспитание. Потом родители повели в музыкальную школу.

– Почему вдруг на альт?

– Ну, это был своего рода предварительный инструмент. Научившись на нём играть, можно было остаться в классе альта или перейти, например, на тромбон.

– А в морском кадетском корпусе музыкальных занятий не было?

– Я был солистом хора.

– Сопрано?

– Да какое там! 15 ребят с ломающимися голосами, которых заставили петь в хоре за какие-то провинности. Правда, потом они вошли во вкус, потому что за пение полагались бонусы в виде дополнительных полдников и гастролей по окрестным областям.

– Есть ли композитор, который находится в наиболее тесном соприкосновении с вами?

– Непростой вопрос. Пожалуй, больше всего Шопен и Шуберт. Шопен значит для меня очень много по разным причинам – из-за моей влюблённости в Польшу, из-за его влияния на мою личную биографию. Недавно открыл для себя несколько исландских композиторов.

– Для вас существует грань между классической музыкой и попсой?

– В моём плейлисте в телефоне всё намешано. Летишь в самолете и слушаешь подряд Второй фортепианный концерт Шопена с Bon Iver. И настолько прелестно они сочетаются в этот момент, что ни о каком разделении не думаешь.

– Вы занимаетесь вокалом с Алексеем Гориболем?

– Нет, ведь Леша пианист с мировым именем. Не барское это дело – учить вокалу. С ним я репетирую, когда уже разучу вещи, а занимаюсь с несколькими педагогами-вокалистами.

– Как вас учат петь – в академическом стиле или в эстрадном?

– Академическому стилю меня учить бесполезно, мне не хватит на него времени. Петь эстрадно я тоже не хочу. Мои педагоги деликатны: они понимают, что у меня есть определенный тембр, которому нужно помочь раскрыться. Очищают голос от лишнего и помогают овладеть техникой.

– Ждать ли вас в Плёсе на VIII Левитановском фестивале?

– Я очень надеюсь на это.

– Какой ещё образ вы могли бы представить?

– Я пока сам ещё до конца не определился, что это будет. Постараемся, чтобы это было что-то очень интересное.

Короткая ссылка на новость: http://pliosvestnik.ru/~Cor3P


Свежий номер в PDF

Плёсский вестник №106

Загрузить...

Наши колумнисты



Уравнение с двумя неизвестными

Как украли картины Левитана — наш комикс.




Предыдущие выпуски