Левитан уехал навсегда? Часть 2

Левитан уехал навсегда?  Часть 2
15.08.2014

Текст и фото: Сергей Ложкин
Иллюстрации: Аида Исакова

Бывший начальник плёсской милиции Василий Гонзюк вспоминает о том, как была раскрыта кража картин из музея Левитана в 90-е годы, и рассуждает о том, что помешало предотвратить преступление 2014 года.

20 лет спустя: те же самые грабли

История известна тем, что она повторяется, а следовательно, дает возможность учиться на ошибках – в лучшем случае на чужих, в худшем – на своих. Ограбление музея Левитана, которое вошло в десятку самых крупных в истории российского искусства, показало, что учиться Плёс не хочет. Мало того, уроки, которые даёт история, становятся всё более жестокими, и если не принимать их во внимание, то можно стать посмешищем на всю страну, а то и на весь мир. Хотя в случае ограбления музея Левитана Плёс таким посмешищем стал – и всё благодаря беспамятству чиновников.

Одним из тех, кто наиболее остро переживал нынешнюю катастрофу, оказался Василий Гонзюк. Он был начальником городского отдела милиции в 1994 году, когда история впервые преподнесла Плёсу урок ограбления музея Левитана. Василий Иванович и его коллеги вышли из этой истории с гордо поднятой головой – раскрыли преступление по горячим следам. А 20 лет спустя выяснилось, что факторов, играющих на руку потенциальным грабителям, стало ещё больше. То, что город не извлёк пользу из урока, привело к вполне ожидаемому новому ограблению.

Корреспондент «Плёсского вестника» встретился с Василием Гонзюком и выслушал историю ограбления 20-летней давности.

На исполнителей вышли сразу же

Это было зимой 1994 года. Погода стояла довольно тёплая, город был засыпан мокрым снегом. Тогда на весь отдел милиции приходился всего один автомобиль. Две смены ночной милиции (вневедомственной охраны) работали на мотоциклах «Урал».

Однажды ночью поступил вызов: произошла кража в церкви села Спасское. Наряд выехал на место. Однако вызов оказался ложным. В это время сработала сигнализация в музее Левитана. В такую погоду мотоцикл «Урал» ещё надо постараться завести, однако милиционеры поспешили и едва не успели застать преступников.

Как бы то ни было, кража произошла. Воры забрались в музей, разбив окно, и похитили четыре картины, в том числе этюд «Роза» (который стал трофеем похитителей и 20 лет спустя).

Дежурный сообщил о произошедшем Василию Гонзюку. Тот поднял личный состав по тревоге. Сотрудники отдела тут же приступили к поискам, сообщили в райотдел милиции. Из гражданских большую помощь оказал инструктор лыжной спортивной школы Владимир Харламов. У него был снегоход, который он предоставил милиции. На этом снегоходе Владимир Харламов, Василий Гонзюк и другие сотрудники отдела прочёсывали лес – потому что следы вели туда.

«По следам мы вышли на гору Левитана, – вспоминает Василий Гонзюк. – Там был частный дом, в котором проживал некто Еремеев. У него часто собирались компании, выпивали. Поначалу мы начали проверять именно их. Задержали всех, по одному выловили. Начали их допрашивать – вести оперативную работу. Но в то же время продолжали прочёсывать лес». Сотрудники отдела на снегоходе Харламова прочесали весь лесной массив до Левашихи и Скородумки.

В итоге к наступлению темноты, то есть к 16-17 часам того же дня плёсской милиции удалось вернуть картины. Когда в город приехали «старшие товарищи» из района и из областного управления, похищенные полотна были уже в отделе. Оказалось, что самые первые подозрения милиционеров оказались верными. Кражу совершили Еремеев и несколько его подельников: «Они сознались в совершённом, сказали, кто их попросил об этом. Рассказали, как разбили окно. Дальше пошла работа следователей. Для нас же на этом всеё закончилось. Заказ был не отсюда. Вышли ли на заказчика – не знаю. Занимались этим делом область и Москва».

Василий Гонзюк особо акцентирует внимание на самоотверженности плёсских милиционеров: «Люди работали без малейшей передышки: как встали в 2 часа ночи, так до самого вечера никто никуда не уходил. Все были мокрые от снега – приходилось в прямом смысле рыть землю – задержанные ведь не сразу же признались. Мы искали картины в лесу, куда вели следы: а их могли спрятать буквально в любом сугробе или под ёлкой – так, чтобы только посвящённый мог найти».

После ограбления 90-х годов в музей взяли сторожа, перед ограблением 2014-го его убрали

Особенно интересно узнать, как работала плёсская милиция 20-летней давности. Почему тогда удалось найти преступников и картины по горячим следам, а сейчас – нет. Вневедомственная охрана была обеспечена не лучше, чем сейчас. Ночную милицию, патрулирующую объекты, на охрану которых заключены договоры, представляли два человека на мотоцикле «Урал». В самом музее имелась звуковая сигнализация, к картинам также были подсоединены сигнальные устройства. В ту ночь сработала звуковая сигнализация, а также пришел сигнал на пульт. Городской отдел милиции был расположен дальше, чем нынешний опорный пункт полиции: «Сейчас пешком дойти от пункта полиции – минута, – удивляется нерасторопности полицейских при ограблении 2014 года Василий Гонзюк. – Они на машине ехали 4 минуты – меня удивляет, где они были! Музей – это вообще пост номер один, там надо дежурить в первую очередь!»

По словам Василия Гонзюка, после кражи 1994 года в музей взяли сторожа. Гражданский человек сидел внутри здания, причем такая практика продолжалась довольно долго. Сторожа убрали примерно год назад: «Живой человек внутри – это совершенно другое условие для грабителей. Сработала сигнализация или нет – он сам сразу нажмет на кнопку вызова, причем сигнал пойдет сразу и на кнопку вневедомственной охране и в полицию. Кроме того, сторож увидел бы преступников и был бы важным свидетелем».

Другой вопрос – это решетки на окнах: «Сейчас они говорят, что у них там бронебойное стекло. Какое там бронебойное?! В прошлый раз камнем разбили, в этот – тоже разбили. А раз разбили – какое же оно бронебойное?»

И если бы урок 1994 года был единственным! Как известно, после этого была ещё одна попытка проникновения в музей. Тогда картины похитить не успели – помогло то, что отделение милиции располагалось уже на набережной. Тогда развитое окно списали на хулиганство и должных выводов вновь не сделали: «Очень несерьезно подошло к вопросу безопасности руководство музея: столько попыток кражи было!»

Одинокий полицейский опорного пункта

Василий Гонзюк полагает, что в этот раз кражу совершали не плёсские люди, а так называемые гастролеры. Причем «работу» в городе они вели уже давно. «Возможно, на кражу повлияло то, что из Плёса убрали отдел милиции – от опорного пункта толка мало». Отдел упразднили, когда милиция превратилась в полицию, вспоминает Василий Гонзюк. Тогда началось повышение зарплаты сотрудникам, причем во многом за счет сокращения штатов. Так в городе остались по сути два полицейских: участковый и сотрудник в опорном пункте (не считая водителей). Достаточно ли этого для обеспечения безопасности? «Представьте себе, что ночью что-то случилось в курортном городе. Тут много приезжих летом: рыбаки, туристы – организованные и дикари. Народ на транспорте. К кому обратиться, кому позвонить, если что-то случается? Одинокому полицейскому, который находится в опорном пункте, по инструкции даже запрещено одному покидать это место. Что это за охрана города, когда нет никого? Участковый ночью дома спит – он же не может круглосуточно работать. Единственный патруль – это два человека из вневедомственной охраны, у которых много точек на маршруте. Но все-таки я считаю, что ночью они должны быть около объектов №1: по идее это почта, музей, банк».

Риторическим остается вопрос о том, почему ехавшие на место нынешнего происшествия полицейские не остановили грабителей на мотоцикле, если верна версия о том, что они пересеклись на дороге? «В таком случае автомобиль нужно было поставить поперек трассы, перегородив дорогу мотоциклу. Если бы грабители попытались поехать дальше, то предупредительный выстрел в воздух, а в случае необходимости – по асфальту остановил бы их. Возможно, полицейские просто растерялись. Последующее перекрытие выезда из города вряд ли могло стать исчерпывающей мерой. Ведь теоретически грабители вообще могли бы уйти на лодках или поехать через гору Левитана и уйти на Левашиху, Скородумку, а дальше выйти на асфальт».

P. S.

Пока кража из музея Левитана 2014 года не раскрыта, а следствие ломает голову над тем, кто её совершил и куда делись картины, мы продолжим искать людей, готовых давать оценки произошедшим событиям, выдвигать версии и делиться доказательствами, свидетельствами и соображениями.


Начало читайте здесь.

Смотрите наш комикс "Уравнение с двумя неизвестными".

Короткая ссылка на новость: http://pliosvestnik.ru/~3jtgm


Свежий номер в PDF

Плёсский вестник №106

Загрузить...

Наши колумнисты



Уравнение с двумя неизвестными

Как украли картины Левитана — наш комикс.




Предыдущие выпуски