Мегафестиваль и Плес

Мегафестиваль и Плес
18.04.2014

Идею Павла Конькова — провести в Иванове в 2014 году грандиозный Международный фестиваль молодёжи — пытаются всё больше развернуть в сторону Плёса.

Первоначально заявлялось, что исторический Плёс не будет затронут, но в сообщениях указывалось, что в 10 километрах от него, где-то в районе Пеньков, будет устроен некий спортивный кластер, а на роскошном прибрежном лугу — абсолютно точно, что имеется в виду Утёс, — предполагается построить огромный концертный амфитеатр. Затем как бы невзначай реанимировался прожект железной дороги до Плёса. В прошлом году мы поведали читателям о невероятном замысле «царского поезда» по маршруту Приволжск Плёс — и вот опять этот исчезнувший было призрак ожил. Надо признать, что тема железнодорожного строительства в Плёсе стала не вполне приличной начиная уже с 1919 года, настолько явно напоминала она прожекты вечного двигателя или превращения железа в золото. Впрочем, в отличие от алхимиков организаторы проекта плёсской железной дороги в 1919 году успешно добывали золото (госсредства) в отсутствие какого-либо железа, даже не задумываясь о рельсах, недоступных в эпоху военного коммунизма. Об этом на страницах ПВ блестяще рассказала Е.Н. Закаменная.

А несколько дней назад сайт «Ивановоньюс» вдруг разместил заметку о том, что при подготовке к международному молодёжному фестивалю 2021 года Иваново и Плёс изменятся до неузнаваемости. «До неузнаваемости» — по отношению к Плёсу это звучит мрачно, как будто речь идёт об обезображенном мёртвом теле. Под впечатлением от публикации «Ивановоньюс» плёсский депутат Алексей Шевцов опубликовал в твиттере свое предложение: «Проектом Мегафестиваля стоило бы мощно развить ось Иваново-Кинешма — и не опылять второй и третий раз золотым дождём район Плёса». Сегодня мы начинаем широкую дискуссию о проекте Мегафестиваля. Она должна дать ответ на вопрос, больше всего волнующий плесян: надо ли для успеха грандиозного Праздника приносить ему в жертву наш маленький скромный городок? Первыe участники дискуссии ивановский профессор, доктор философских наук Михаил Тимофеев и плёсский депутат, кандидат экономических наук Алексей Шевцов.


Сегодня мы начинаем широкую дискуссию о проекте Международного фестиваля молодёжи, который планируют провести в нашем регионе. Рассмотреть предстоит все идеи, все точки зрения. И дать ответ на вопрос больше всего волнующий плесян: придётся ли для успеха грандиозного Мегафестиваля принести в жертву наш маленький скромный Плёс, перестроив его, как уже пишут влиятельные ивановские СМИ, «до неузнаваемости»?


Первый участник нашей дискуссии профессор, доктор философских наук, профессор кафедры философии ИВГУ, главный редактор сетевого научного издания «Лабиринт» М.Ю.Тимофеев.

Плёс – Иваново: два берега одного проекта

В наших краях в этом году весна ранняя. Вот пробуждение от политической спячки выдалось впечатляющим. Это не какие-нибудь «гремят ручьи», это «на реке и треск и гром — ледоход и ледолом». 12-го марта в стратегическом докладе врио главы губернии Павла Конькова перед Областным парламентом было, в частности, заявлено, что «Ивановская область по меркам Москвы — провинциальный регион. И чтобы поднять планку, сделать жизнь и работу в регионе привлекательной, чтобы людей сплотить вокруг интересных идей и общей цели, отвлекающих от повседневной рутины, нам нужны крупные амбициозные проекты, проекты федерального или даже международного уровня, которые вызывают гордость, побуждают к соучастию». Мысль здравая, побуждающая как к действительно плодотворной работе, так и к размышлениям разной степени утопичности. Конечно, это выступление далеко не «I have a dream» Мартина Лютера Кинга, но в целом оно, как своего рода нечаянное благовещение, ободряет, настраивает на позитив. Сразу скажу, что мне нравится ход мысли инициаторов грядущих перемен. Если бы не амбиции ивановских и вознесенских фабрикантов, то не возник бы на берегах Уводи новый город, а без инициативы местных большевиков не быть Иваново -Вознесенску центром губернии. Масштабные планы не раз давали толчок ускоренному развитию нашего региона. Было время, когда речная иваново-кинешемская текстильно-фабричная цивилизация снабжала своими тканями многие заморские владения. Ресурс этот в значительной степени выработан. Пришло новое время, и актуальными в политике репрезентации ивановской земли стали другие берега. Мне как историку приходят на память строки поэта Авенира Ноздрина, написанные по весьма далёкому от современных реалий поводу: «мы прокляли старую Уводь, на Талку сменяли её». Символика «Красной Талки» продержалась вплоть до распада СССР, пережив свой звёздный час в течение последней четверти века существования этого государства. И вот уже четверть века тянется новое ивановское безвременье. В стоячей воде ивановской общественно-культурной жизни последних лет, конечно, бывали и всплески — кинофестиваль «Зеркало», фестиваль моды «Плёс на Волге. Льняная палитра» и ряд других. Все сколь -либо значимые мероприятия в итоге прибивало к волжским берегам, чаще всего к плёсскому. Таким образом, гидрографические приоритеты новейшего времени были расставлены прежними администраторами. На смену Уводи и Талки пришла Волга. Иванову явно не хватает выхода к этой реке. В её бассейне лишь у двух субъектов Российской Федерации центральные города располагаются не на волжских берегах — Йошкар-Ола в Мари Эл и Иваново, которое становится аэропортом маленького городка Плёса. Кстати, быть транзитными городам не привыкать ни тому, ни другому: в советские времена через Иваново проходило «Золотое кольцо России», а к плёсскому причалу подходили теплоходы, курсировавшие от Москвы до Астрахани. И вот в перспективе Иваново и Плёс не просто должны привлечь на волго-уводьские берега молодёжь со всего мира, но и задержать у себя надолго некоторую его часть. Что и говорить, идеи проведения на ивановской земле международного фестиваля молодёжи и формирования образовательного кластера будоражат умы, и, если продолжить оперировать водными метафорами, ставят перед вопросом — возможен ли в болоте шторм? Однако вернусь к первоисточнику. Предполагаю, что доклад разойдётся на цитаты, почти как «Горе от ума» на афоризмы. Чего только стоит мысль, что «Ивановская область по меркам Москвы — провинциальный регион». Провинция провинции рознь. Подозреваю, что для жителей и таких провинций как Нижегородская и Ярославская области наш регион — дремучая периферия, а для жителей Читы или Магадана Иваново — это Подмосковье, столичный регион, так сказать. Очевидно, что по меркам Москвы — Иваново депрессивный регион с полным набором проблем российской периферии, начинающейся, если не за МКАДом, то где-то в Московской области.

Но и далеко от Москвы имеются лакуны с вполне столичным уровнем притязаний. Для нашего региона таковым, безусловно, является Плёс. По моему мнению, задачей амбициозного проекта, озвученного врио губернатора, является «подтягивание» Иванова и области к уровню Плёса. И ставка в этом деле на молодёжь беспроигрышна по многим вполне очевидным причинам. Давно не доводилось мне читать официальные документы ивановских руководителей, под которыми хотелось бы подписаться. Так вот: «У нас много молодых ребят, но далеко не все верят в перспективность региона, в будущее нашей малой родины, уезжают. Мы должны в корне поменять ситуацию!» Стратегические приоритеты настолько очевидны, что придраться, казалось бы, не к чему. Но только на первый взгляд. Многие ещё не забыли активность продвижения Иванова к титулу Молодёжной столицы Европы. Хотя губернатор Михаил Мень и говорил о перспективах поддержки проекта государственными структурами, чувствовалось, что всё это лишь слова, а впечатляющая активность инициативной группы так и осталась конкурсом студенческой самодеятельности. Европа не приняла Иваново. Теперь следует ждать, примет ли мир наш город. Но не будем забывать о том, что между Плёсом и Ивановом с одной стороны и миром с другой имеется немалое число посредников, которые должны будут сказать своё веское слово. Очевидно, что на фоне элитарно-эстетских тусовок Международного кинофестиваля «Зеркало» и Российского фестиваля «Плёс на Волге. Льняная палитра» планируемое действо даже во вполне абстрактном виде завораживает своим размахом.

Лично мне фраза «И есть хорошая идея провести в регионе в 2021 году Международный молодёжный фестиваль, уровня Универсиады в Казани, нацеленный на выявление молодых талантов, лидеров и инноваторов», напомнила слова из знаменитого письма нашего земляка Павла Постышева — «Давайте организуем к Новому году детям хорошую елку!», опубликованного в газете «Правда» в конце 1935 года.

Именно маленькая заметка стала отправной точкой для создания нового советского праздника. Именно после неё заработала предварительно подготовленная государственная машина, обеспечившая желавший жить лучше и веселее советский народ идеологически верными ёлочными игрушками, шампанским местного розлива и шоколадными конфетами. Готовы ли ивановские власти и бизнес к осуществлению обозначенных в докладе целей? Очень уж хочется, чтобы был на наших улицах вселенский праздник. И вновь вспоминаются слова Постышева: «Организации детской новогодней ёлки наши ребятишки будут только благодарны». Впрочем, ивановская молодёжь должна стать не только адресатом намеченных преобразований, но и активным их участником.

Однако без подключения «больших игроков» не возможен успех означенного дела. Павел Алексеевич подал надежду, заявив, что «инновации, способные привнести новое дыхание в экономику области, да и в целом освежить облик региона, приходят, когда есть агенты, которым они нужны, и которые готовы их проводить! Это энтузиасты своего дела, «живые» люди с их идеями и стремлениями, только они могут это сделать, в противном случае мы ограничимся лишь введением формальных процедур, рождением мертвых проектов...» Надо полагать, что таковые уже есть.

Пусть-пусть эти пока законспирированные агенты влияния осуществят поддержку ивановского прорыва. Но без инициативы с мест проект станет в значительной степени мёртворождённым. И ещё цитата: «Если говорить молодёжным языком, то дело в драйве, который должен чувствоваться в жизни региона».

Итак, всё, что мы имеем на сегодняшний день, это ожидание старта мега-проектов и драйв некоторой части регионального истеблишмента. Что же мы вправе ожидать? Не в последнюю очередь это электрифицированная железная дорога, которая свяжет Иваново с Москвой с одной стороны и Плёсом с другой. Не могу сказать, насколько рентабельно осуществлять это при имеющейся одноколейной полосе, но в любом случае это благо, которое принесёт заметную пользу. Это, конечно, не продолжение синей или красной веток московского метро, но шанс оказаться в Москве или Иванове не через шесть-восемь часов после отправления при неблагоприятном трафике, а через три, а то и быстрее.

Об оторванности Плёса от Иванова и вовсе можно будет забыть. Предполагается, что поездка займёт около получаса. А посмотреть во время фестиваля и после него в Плёсе найдётся многое. Это и парк развлечений в Пеньках, и грандиозный амфитеатр с видом на Волгу, где, надо полагать, практически нон-стоп будут проходить разного рода и формата шоу (напомню, что из Москвы в Плёс можно будет добраться за 4 часа).

История Всемирных фестивалей молодёжи и студентов берёт своё начало в послевоенной Праге в 1947 году. Через десять лет он прошёл в Москве. Мир, дружба, жвачка и рок-н-ролл стали слагаемыми коктейля, изрядно потрясшего нашу в ту пору ещё скромную столицу, регулярно зачищавшуюся комсомольцами от стиляг. Второй московский фестиваль 1985 года был уже заформализованным в полной мере.

На XI Международном фестивале молодёжи и студентов за антиимпериалистическую солидарность, мир и дружбу, проходившем в 1978 году в Гаване, был опробован замышляющийся в Ивановской области формат. «Небо надо мной, небо надо мной — как сомбреро, как сомбреро! Берег золотой, берег золотой — Варадеро, Варадеро!» — это слова из хита ВИА «Пламя» того фестивального года. О том, что Варадеро — это курорт на узкой косе, выдающейся на несколько километров в Атлантический океан, я узнал много позднее. От Гаваны до него нужно ехать через ананасовые поля, перемежаемые нефтяными качалками, в три раза дольше, чем от Иванова до Плёса.

В последние годы фестивали молодёжи и студентов проходили главным образом в странах Африки и Латинской Америки. Максимальное количество участников, отмеченное в Каракасе, не превысило двадцати тысяч человек. Но и для размещения и такого числа гостей необходим кампус, который планируется построить на берегу Уводи напротив парк-отеля «Шереметев». Более того, по словам председателя Совета директоров группы компаний «Русские инвестиции» и руководителя благотворительного фонда «Гордость Отечества» Кирилла Игнатьева, он будет соединён с парком имени Степанова шестикилометровой набережной с пешеходной и велосипедной зонами.

Процитирую ещё одно избранное место доклада врио губернатора: «Проектом Международного молодёжного фестиваля откроется ещё одна перспектива — формирование международного образовательного кластера в Ивановской области. Имея самую современную инфраструктуру и при этом более низкую стоимость жизни, Ивановская область сможет конкурировать со столицами за российских и иностранных студентов. Таким образом, образование должно стать важнейшим стратегическим направлением развития региона».

Филиал одного из Федеральных университетов, который планируется открыть в верхнем Плёсе — это достойная кода грядущей молодёжной симфонии. «Краснокирпичные» иваново-вознесенские университеты так и не удалось поднять до уровня Оксбриджа, так почему бы не сделать это в тихом Плёсе?

В романе Аркадия Васильева «В час дня, Ваше превосходительство» есть эпизод, где весной 1918 года красный губернатор Михаил Фрунзе агитирует в Москве профессоров Рижского политеха переехать в Иваново-Вознесенск. Тогда всё получилось: новый губернский город, где университетом считались собрания рабочих на реке Талке, обрёл своё первое высшее учебное заведение. Смею надеяться, что получится и сейчас.

В определённом смысле берега Уводи при реализации концепции образовательного кластера соединятся с берегами Волги. Безусловно, временная точка, в которой мы сейчас находимся, анализируя авансы власти и бизнеса перед губернаторскими выборами, — это точка между стимулом и симуляцией. Искушение поверить нарисованным в докладе перспективам, что и говорить, велико.

Фантазии настолько увлекли меня, что События 2021 года я описываю как почти свершившиеся. Осторожный оптимизм не лишне оттенить, ибо риски намечающегося проекта существенны. В минувшее после презентации «нового курса» для Ивановской области время произошли важные геополитические сдвиги. Младший из регионов России — Крым — потребует к себе в ближайшие годы особого внимания федеральной власти. Как бы не забыли в будущем о жемчужине дальнего Подмосковья. И на память приходит образ не сказать что циклопического, но по масштабам села-академии Палеха вполне способного произвести подобающее впечатление, недостроенного, заброшенного сооружения для художественно-производственных мастерских. По словам бывшего директора местного художественного училища, степень готовности здания была почти 100% — оставалось только подключить электричество.

Вброс информационного раздражителя, ставшего объектом моего рассмотрения, вызывает достаточно амбивалентные чувства. Хочется закрыть глаза, а открыв их, увидеть наяву то, о чём нынче предложено грезить. Но так мы можем не увидеть много интересного в период, отделяющий нас от далёкого и близкого 2021 года. Что-то мне подсказывает, что скучно не будет.


Образ России в одном кадре

Алексей Шевцов. Плёсский инвестор и меценат, депутат городского совета, председатель президиума «Общества друзей Плёса»

Мне нравится сама эта дерзкая идея — провести в Ивановской области в 2021 году огромное международное событие, Мегафестиваль. Но вот заявку на Мегафестиваль и саму его концепцию, я уверен, надо очень серьёзно додумать.

Сейчас дело выглядит таким образом, что Ивановская область, не отчитавшись как следует о результатах работы по проекту Плёсского туристического кластера, просит Российскую Федерацию выделить ей гораздо более крупные средства на новый проект облагораживания территории. При этом в проекте Мегафестиваля задействованы частично те же самые земли верхнего Плёса и его окрестностей, что и в проекте туристического кластера. В селе Утёс, например, где Федеральная целевая программа развития туризма предусматривала создание второго плёсского речного вокзала (он, как известно, даже не начат), по проекту Мегафестиваля предполагается некий «грандиозный амфитеатр на берегу». До отчета о судьбе предыдущих сумм, потраченных в районе Плёса, доверия к новым миллиардным прожектам вокруг нашего города, прямо скажем, немного.

Но главный изъян существующей концепции Мегафестиваля — в отсутствии убедительного обоснования места его проведения. В самом деле, почему необходимо провести его именно в Ивановской области? Не в Белгороде, не в Крыму, а именно здесь, у нас? Нам говорят: Иванову в 2021 году будет 150 лет, это крупный вузовский центр, он не так уж далеко от Москвы и нуждается в деньгах, связанных с грандиозным мероприятием, чтобы сразу, одним махом избавиться от своей провинциальности, чтобы жизненным стандартам, стать привлекательнее, особенно для молодёжи. На мой взгляд, слабое и неоригинальное обоснование для заявки на мероприятие с 70-миллиардной сметой. Десятки российских областных центров устали от своей провинциальности и разделяют с Ивановом это понятное желание — получить большие деньги и стать богаче и столичнее. Почему Путин должен выбрать именно Иваново? Или такой, более общий и нелицеприятный вопрос: зачем вообще Российской Федерации нужна Ивановская область? Почему без этого региона нельзя обойтись? И почему его необходимо не просто дотировать, а щедро дотировать?

В советскую эпоху Иваново умело быть в фокусе внимания руководства страны благодаря своему идеологически важному (тогда) статусу революционного пролетарского центра, «Родины первого Совета», чуть ли не кандидата в новые столицы СССР. Иваново было в те годы не просто административным центром созданной вокруг него области, но и её смысловым ядром. Но в наше время былые революционные заслуги Иванова уже не способны хоть в какой-нибудь степени продвинуть его вперёд, приблизить к авансцене, к Путину.

Сегодня на самом верху, в Белом доме и в Кремле, гораздо лучше знают и больше любят другой город Ивановской области — Плёс. И не только наша высшая бюрократия его любит. Крупный американский журнал поместил Плёс в число 25 красивейших исторических городков Европы. Британская «Файнэншл Таймс» опубликовала о Плёсе большую статью под заголовком «Дача моей мечты». Здесь беспрестанно гостит телевидение, работают и отдыхают известные художники, писатели, артисты. Вот она — всероссийская и международная слава! Причём слава и успешность Плёса основываются вовсе не на том, что он похож на российские столицы. Всё ровно наоборот — в глазах всего мира этот маленький городок является символом русской провинции, символом коренной, настоящей России — при этом умытой, дружелюбной, цивилизованной, в общем, как написал мне когда-то архимандрит Тихон (Шевкунов), «такой, какой она должна быть». Не слишком связан успех Плёса в последние годы и с большими деньгами. Напротив, пример Волжской Жемчужины доказывает, что для провинции, желающей сохранить и развить свою самобытность и ценность, важны прежде всего наличие продуманной концепции и скоординированная работа общественности. А с чрезмерным инвестиционным напором зачастую приходится вести бескомпромиссную борьбу. Как говорится, «минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь».

Мне думается, что Плёс открыл перед Ивановской областью новую перспективу, обозначил её новую роль: попытаться стать эталоном настоящей русской глубинки, делать жизнь в провинции желанной и престижной, развивать на русский манер то самое провинциальное «искусство жить», которое давно и хорошо освоено в маленьких городках и деревнях Европы. Ивановская область вслед за Плёсом могла бы заявить о себе как территория, где мечтает побывать и где хотел бы в идеале жить каждый русский.

И именно поэтому здесь следует размещать всё новые школы и вузы общефедерального и международного уровня, именно пейзажами Ивановской области надо воспитывать молодёжь.

Ивановская область должна сама назначить себя — за неё это никто не сделает — главной хранительницей традиций русского языка, архитектуры, природы, знакомых и родных каждому россиянину левитановских пейзажей. Именно в этом, а не в текстильных и прочих экономических заслугах, будет состоять её неотменяемая, бесценная значимость во всероссийском и мировом масштабе. Именно это — Потаённую Россию — будет Ивановская область показывать гостям Мегафестиваля. И никакой Крым, никакой Сочи не смогут составить ей конкуренции.

Так мы получаем непобиваемый довод в пользу проведения Мегафестиваля именно здесь, на неиспорченной чрезмерным урбанизмом территории средней полосы, на берегах Волги. И даже молодость региона, созданного, в отличие от своих древних соседей, лишь в 1918 году, играет на руку проекту: земли Ивановской области являются, под стать её обобщенно-русскому названию («земля, где живут Иваны»), суммой, синтезом лучших земель четырёх исторических российских губерний (Владимирской, Костромской, Ярославской и Нижегородской). Образ России в одном кадре — вот что такое рождённые в Плёсе левитановские шедевры, вот что такое Ивановская область.

Снабдив регион наработанной идеологией престижной провинциальности, Плёс поможет ему завоевать право на проведение Мегафестиваля. Но это вовсе не значит, что Плёс и его окрестности надо напрямую связывать с проведением этого крупнейшего праздника. Ей-богу, хватит пока Плёсу беспрестанных бюджетных золотых дождей, всё равно они частенько льются, как в сказочном присловьи, мимо жителей и мимо интересов заповедника. Доделать городскую инфраструктуру, предусмотренную и оплаченную Федеральной целевой программой развития туризма, — это необходимо. А вот претендентов на новые миллиарды, связанные с Мегафестивалем, стоило бы поискать среди других муниципалитетов Ивановской области.

Даже и искать не надо: Кинешма — готовый кандидат на роль волжской столицы Мегафестиваля, и новые инвестиции способны пойти ей лишь на пользу. А напротив неё — давно ждущий мощного импульса Заволжск. И железная дорога от Иванова до Кинешмы уже есть, и мост через Волгу там уже построен. В этой связи многомиллиардный прожект новой железной дороги до Плёса выглядит абсурдно. Не хватает только новый мост через Волгу запроектировать — с горы Левитана в Серково...

Естественно, приглашая гостей Мегафестиваля посмотреть на бережно хранимые пейзажи Плёса и других природно-исторических жемчужин Ивановской области, занимать и массово развлекать приглашённых предстоит не в этих заповедниках и тихих обителях, а в студенческих городках, на стадионах, в театрах, во дворцах и на набережных Иванова и Кинешмы. Эти города обоснованно станут главными адресами фестивального строительства.

Но международной молодёжи в разгар лета больше всего захочется на природу, как мы в Плёсе говорим, «на зелёную». И я бы не стал выбирать для общения Мегафестиваля с русской природой какой-то отдельный район поближе к областному центру, отдельный городок-счастливчик, и не стал бы там всё видимое глазу начальства мостить плиткой и бетонировать.

Вместо этого я провёл бы в рамках подготовки к Мегафестивалю сертификацию всех районов области по плёсской методике создания туристического минимума. Все районы полевитановски поэтичны, везде есть исторические памятники, во многих случаях подревнее плёсских. Но надо решить несколько простых вопросов. В каждом ли райцентре есть чистый общественный туалет? Имеется ли подходящая для семейного обеда точка общепита или гостевой дом? Существуют ли понятные иностранцу туристические карты и указатели, расписание работы транспорта? Если Ивановская область сдаст такой турминимум и сможет пригласить гостей Мегафестиваля смотреть себя всю, почти как Тоскана или долина Луары, это произведёт намного большее впечатление, чем любой специально возведённый к Мегафестивалю дорогущий туробъект. Деньги на программу туристического минимума для всей территории области можно было снять с некоторых наиболее вопиющих статей бетонирования и цементирования Плёса. И Плёсу будет легче, и другим городам, последователям Плёса в деле туризма, полезнее и приятнее.

И напоследок очень важное замечание. Проект Мегафестиваля 2021 года не должен помешать скромной текущей деятельности по развитию территорий и улучшению туристического имиджа. Я не случайно это говорю. Сегодня мы в Плёсе убеждаемся, что грандиозная Федеральная программа развития туризма, реализуемая пока через пень колоду, с большими искажениями, если в чём и преуспела, так это в блокировании текущей живой туристической работы. Ради неких проектов по освоению денег ФЦП в Плёсе в этом году власти щедрой рукой отмерили и зарезервировали акватории, да так, что оказались под запретом даже городской круизный причал и лодочная станция. Плёс, как мы говорим, серьёзно болен ФЦП. И никому не хочется, чтобы Мегафестиваль стал вторым приступом болезни, ещё более сильным.

Фото: ivanovonews.ru

Продолжение дискуссии о международном молодежном фестивале читайте в статье "О золотых дождях над Плёсом".

Короткая ссылка на новость: http://pliosvestnik.ru/~tLplD


Свежий номер в PDF

Плёсский вестник №106

Загрузить...

Наши колумнисты



Уравнение с двумя неизвестными

Как украли картины Левитана — наш комикс.




Предыдущие выпуски