Меж двух берегов: в поисках экомечты

04.06.2014

В попытках найти изобильный источник экологически чистых продуктов питания «Плёсский вестник» оказался на другом берегу Волги, в деревне Русиново, куда привели рекомендации самих плесян. Но вернувшись обратно, мы нашли и в наших краях экопродукцию ничуть не хуже.

Деревня нового формата

Русиново – как картинка: пряничные домики, ровные дороги, собственная ветряная мельница, часовня. Встречает нас не случайный прохожий, а управляющий деревней (должность, оказывается, такая есть) – Леонид Петрович Богомольный.

Экскурс в историю

Первое упоминание о деревне датировано 1717 годом. В России деревень с таким названием – 11, в Польше – 7 и одна в Македонии. Самая обыкновенная деревня перестала быть таковой после визита в эти края предпринимателя Игоря Горского. Влюбившись в деревушку, он на свои средства провел электричество, газ, водопровод, Отреставрировал старые и построил новые дома. Дал работу с приличной по местным меркам зарплатой. Здесь его, то ли в шутку, то ли всерьез, называют «барин». По воле барина Горского Русиново стало экодеревней.

Местных жителей, проживающих в деревне круглый год, очень мало – всего четыре семьи. Остальные – владельцы дач или туристы, уставшие от отдыха на заграничных побережьях. К слову, путевка в Русиново на семь дней может сравниться по стоимости с туром в Египет. Снять домик для семьи из четырех человек обойдется в 10 тысяч рублей в сутки. Правда, понятия «все включено» в экодеревне не предусмотрено. Отведать продукты с грядки можно, предварительно их купив.

Главный агроном Русинова Сергей ЛяхГлавный агроном Русинова Сергей Лях рассказывает, что плёсские дачницы нередко заглядывают в его тепличные владения. Удивленные быстрым ростом растений, видимо, подозревают специалиста в применении химии.

«А на самом деле вся хитрость в технологии, – говорит Сергей Лях. – 18 часов света, шесть часов в темноте. За счет этого рассада быстро идет в рост, плюс определенная влажность и PH-уровень почвы». В основе местного экопродукта – научный подход. И он работает. В прошлом году, к примеру, было собрано пять тонн урожая помидоров. И это только учтенный товар.

Ферма в Русинове тоже необычная – многофункциональная, одним словом. Кроме задачи кормить и поить туристов есть еще одна обязательная – развлекать. Именно поэтому, на первый взгляд, она больше похоже на контактный зоопарк. Вымытая шерсть, расчесанные холки у животных…

Настоящая или искусственная?

Розовощекая доярка Наталья с таким вдохновением рассказывает нам о своей работе и подопечных, что на минуту кажется, что всё здесь: и дома, и люди – словно декорации и актеры, привезенные издалека. Мимолетное наблюдение недалеко от истины.

Доярки

– Вы здесь раньше жили или приехали работать?

– Нет, нет. Я из Украины, здесь работаю. Раз в полгода уезжаю домой, проведать родных. Мне очень нравится, нас здесь уважают, дают работать и зарабатывать».

Леонид БогомольныйКак вскоре выяснилось, персонал в исконно русской деревне преимущественно иностранный. За животными ухаживают зоотехники из Украины, а земляными работами занимаются исключительно молдаване. Местные трудиться не хотят, в один голос заявляют иноземные работники. «Какую зарплату ни дай, всю пропьют, а барин такого подхода не любит. Вот и не берёт их на работу».

Так настоящая эта деревня или искусственная? А может, и вовсе туристический объект? Да всего здесь понемногу намешано, откровенничает управляющий Леонид Богомольный.

«Я вот всю жизнь занимался жилищно-коммунальным хозяйством, на руководящих должностях был… А сейчас на пенсию вышел и опыт мой никому не нужен стал. Теперь осваиваю новое поприще – сельский туризм. Здесь пригодился и славно. Чувствуешь себя востребованным и нужным. А с зарплатой можно и планы еще построить и помечтать...

Эко-Утёс семьи Голубевых

ПирогиВернувшись с костромского берега, мы решили заглянуть в гости к плёсским сельским жителям и узнать: как живут они и о чем мечтают на досуге и знают ли вообще, что такое экотуризм и экопродукт? Так мы оказались в деревне Утёс. На улице Олимпийской уже более 30 лет живут Ольга и Евгений Голубевы. Славится эта семья тем, что до сих пор держит в своем хозяйстве крупный рогатый скот. На рынке в Плёсе у этой семьи много постоянных покупателей.

Большое хозяйство по здешним меркам – это две коровы, два быка, два маленьких телёнка и поросёнок. Хозяин Евгений рассказывает: «Нынешнее хозяйство по сравнению с тем, что было, ни в какое сравнение не идет: когда-то мы держали овец голов по 30, коз, гусей, кур – много разной живности было».

Имидж Голубевы создают себе отменными молочными продуктами и экопродукцией, само собой. Правда, в смысл этой модной приставки «эко» здесь никто не вникает. Молоко, творог, сметана, кефир – всё от своей буренки, которую никакой химией, конечно, не кормят: «Что едим сами, то и продаем – вот он, наш подход», – заявляют селяне.

Чтобы понять магию создания экологически чистых продуктов, мы провели с Голубевыми весь день.

УТРО

Будний день в семье практически ничем не отличается от выходного. Подъем в семь утра. Первым делом нужно накормить животных и убрать в хлеву. Затем – утренняя дойка. Так незаметно дело двигается к обеду... В выходные и праздники в гости приезжают дети. Для них Ольга Николаевна печет пиццу и пироги.

Дойка и кормление животных

ДЕНЬ

В обед – список обязательных дел тот же. Накормить, подоить, привести в порядок.

– А как вы проводите свободное время? – спрашиваем у хозяйки.

Крестьяне– Читаем книги, газеты, смотрим сериалы. В этом году даже решила заняться спортом, лыжи вот купила, но пока собиралась – снег растаял. И бывает же такое?! До сих пор жалею, что не успела обновить. Вот и валяется теперь на чердаке мое приобретение за 2800 рублей. Так что хоть и живем на Олимпийской улице, а название не оправдываем (улыбается).

Улицу Олимпийскую местные жители попросту называют Олимпиадой. А всё потому, что эту часть Утёса начали строить в далеком 1980-м, в год проведения летних Олимпийских игр в Москве.

Когда-то, рассказывают Голубевы, жизнь здесь кипела, словно в олимпийской деревне. Ольга Николаевна работала заместителем главного бухгалтера, а муж – водителем в птицеводческом хозяйстве.

Вот только с руководством селянам не повезло. Грандиозным бизнес-планам столичного предпринимателя в Утёсе сбыться было не суждено:

Старый яцевоз

Старый «яйцевоз» во дворе – вот всё, что осталось от птицеводческого хозяйства. Вместе со сбежавшим бизнесменом рухнули и планы селян найти работу в Утёсе.

«В 2007 году явился московский предприниматель, думал, что курицы местные несут яйца золотые, а они оказались обыкновенные. Он приехал осенью, как раз была молодка, стоимость яйца была высокой – 36 рублей. Бизнесмен думал, так будет всегда, но потом дела стали идти хуже. Корма начали брать в долг. В итоге московский предприниматель скрылся и больше не объявлялся».

Птица осталась без кормов и погибла, а все работники птицехозяйства «Утёс» в одночасье остались без работы.

В советское время в совхозе «Утёс» работали восемь птичников, а количество птицы составляло около 200 000 голов. К середине 2000-х годов число птичников сократилось до трёх, а поголовье птицы – до 55 000.

– Работы не стало, зато хозяйство есть. Им и спасаемся, – рассказывает Ольга Николаевна. – Продаем молоко, сметану, творог на местном рынке.

– Спросом пользуется?

– Да, конечно! Особенно выручают дачники и туристы в летний сезон. Для них наша продукция ещё одна провинциальная достопримечательность Плёса. Впрочем, как и мы сами, наверное.

Экономический эффект от торговли Голубевы оценивают примерно так: «на жизнь хватает» – ни больше ни меньше. Без шелков, но и без долгов, переиначивают на новый лад русскую поговорку жители Утёса.

Корову в Утёсе можно купить за 45-50 тысяч рублей. Трехлитровая банка молока – 150 рублей, творог – 200 рублей за килограмм, сметана – 90 рублей за поллитра..

ВЕЧЕР

СоседкиТри коротких стука в окно – сигнал соседке, приглашение на прогулку. Разговоры, обмен новостями на лавочках – ежедневный ритуал общения, который, кажется, может расстроить только проливной дождь или какой-то другой природный катаклизм, не меньше. И хотя они точно знают, что со вчерашнего дня новостей у компаньонок не прибавилось, всё равно собираются в намеченный час. Так заведено: посидеть, поговорить, помечтать…

– А мечта у вас есть, Ольга Николаевна?

– Мечта!? А как же, есть, конечно… Несбыточная только какая-то мечта эта. За всю сознательную жизнь ни разу не были в отпуске с мужем. Представляете? Вот и я нет. (смеётся). Так хочется отдохнуть.

– На заграничных морях?

– Да что вы, даже не представляю, о чём вы говорите. Эти моря вон только по телевизору и видим. Куда нам, хоть бы до Волги выбраться, в санаторий какой. Всё упирается в финансы. От сельского хозяйства не будешь богат, а будешь горбат. Хотя как эта чудо-деревня называется?

– Экодеревня Русиново.

– Да, там всё наоборот. Ну ничего, вот заработаем в сезон и поедем опыт перенимать, экоподход осваивать (смеётся).

Ни капли уныния и тени обид в словах о том, что всё могло бы сложиться иначе, найдись богатый барин или просто предприниматель с головой. Местные жители, словно олимпийцы, привыкли двигаться только вперед, не оборачиваясь на промахи прошлых лет. А старый «яйцевоз» во дворе – это память о том, что когда-то здесь была работа… А может быть, и будет еще. Кто знает? В любом случае со своим хозяйством прожить можно. Вот только отпуск – пока мечта.


Текст: Ирина Щепина.

Фото: Ирина Щепина, Александр Кокин.

Короткая ссылка на новость: http://pliosvestnik.ru/~1XCRP


Свежий номер в PDF

Плёсский вестник №106

Загрузить...

Наши колумнисты



Уравнение с двумя неизвестными

Как украли картины Левитана — наш комикс.




Предыдущие выпуски