Отцы

02.04.2014

«Великий пост — это особое время подготовки и духовной, и телесной к Страстной седмице и празднованию Светлого Христова Воскресения. Надо помнить, что все мы люди разные, каждый со своими особенностями, достоинствами и немощами, поэтому и пост будет у всех разный, сообразно его мере, — говорит отец Андрей, настоятель собора Успения Пресвятой Богородицы. — Нередко постящийся человек не видит за деревьями леса, рыбку не ест, а рыбака, ближнего своего, съедает — в этом главная опасность. Ведь пост — это «злых отложение», воздержание от греховных дел. Пост — это средство, а не цель. Не человек для поста, а пост для человека».


В дни Великого поста о церкви, быте и бытии священников мы говорим с о. Анастасием и о. Андреем.

Отец Анастасий в храмеОтец Анастасий (мирское имя — Александр) служит в церкви Воскресения Христова. Сам он родом из Фурманова, там же окончил среднюю школу, потом учился в Иваново-Вознесенской духовной семинарии. Говорит, что с самого детства знал, что станет священником. Наставником в духовных делах стала его бабушка, монахиня Ангелина из Фурманова. Именно она знакомила внука с монастырями и храмами в Иванове и в селе Михайловское. До назначения в Плёс (11 декабря 2007 год) отец Анастасий служил в храме Воскресения Словущего, расположенного в селе Толпыгино Приволжского района Ивановской области. В 2008 году принял постриг с именем Анастасий в Приволжском Никольском монастыре.

Отец Анастасий церковь Воскресения Христова называет визиткой Плёса, потому что уверен: первое, что видят туристы, — это золотые купола Воскресенской церкви. Правда, признаётся, что за эти купола пришлось ему побороться. Далеко не всем в Плёсе пришлась по душе идея сверкающего золота на Воскресенской церкви — помпезно и вычурно... На эти аргументы у отца Анастасия простые объяснения: материал, из которого сейчас сделаны «златые купола», гораздо прочнее.

Воскресенская церковьВообще, для отца Анастасия обновленная церковь — «доказательство победы над духовной смертью». Он так и говорит, стоя на новом отреставрированном полу бежевого цвета. Чувствуется, не боится таких громких слов. А этой уверенности предшествовали отчаяние, сомнения, мешки грязи, мусора...

«По ходу восстановления вокруг церкви велись раскопки, на месте которых археологи обнаружили захоронение, относящееся приблизительно к XVIII веку... Останков было так много, что пришлось их укладывать в специальные боксы, и таких боксов набралось штук 50... Мы нашли возможность захоронить все останки на территории церковного комплекса снаружи, со стороны иконостасной части. Установили на месте братской могилы крест и плиту», — говорит священнослужитель.

«А сейчас всё у нас — слава Богу! Жизнь идет и будет продолжаться. А я ничего пока не загадываю. Сейчас с Плёсом дружу, мне нравится гулять по городу и читать духовную литературу. Прихожан зимой не очень много, но в любом случае мы рады каждому, кто приходит к нам в храм. Также мы помним, что в 2017 году у церкви 200-летний юбилей».

В Воскресенской церкви

Отец Анастасий«Когда я впервые попал в чертоги, если так можно выразиться, практически разрушенного храма, то осознал, насколько тяжким предстоит путь для всех участников восстановления. Да и к самому Плёсу долго привыкал... Не мог никак, казалось, что не то... Чувствовал себя, будто нахожусь в фильме «Операция «Ы»... Но помогла работа. Узнал, что в годы войны здесь, в церкви устроили зернохранилище, в 50-е годы в помещении храма располагался песчаный завод, в 60-е была картинная галерея — в общем, штормило церковь. В 1991 году храм наконец был передан верующим. Первые церковные службы проходили в его зимней части, поскольку в летней части иконостаса просто не было. Масштабная реставрация комплекса началась лишь в 2009 году», — вспоминает отец Анастасий.

Отец Андрей у храмаОтец Андрей (Лячин) родился во Владимире. Говорит, что с детства любит искусство, особенно живопись. В Плёс приехал в начале 90-х, имея профессию художника, успел поработать в музее. Тогда же прошла его первая выставка живописных работ.

В воинском храме«Вопросы духовной жизни интересовали всегда. Под влиянием многих замечательных людей пришел к Церкви — это и Николай Винокуров, и Николай Гурьянов с острова Залит, благословивший меня на принятие священного сана, и многие другие», — рассказывает батюшка.

С 1996 года в Плёсе он служит в так называемом воинском храме — соборе Успения Пресвятой Богородицы: «Это древнейшая храмовая постройка Плёса 1699 года, которая заменила на этом месте сгоревшую когда-то деревянную церковь, история возникновения которой, по словам некоторых историков, восходит ко второй половине XII века — времени царствования святого благоверного великого князя Андрея Боголюбского. Вплоть до XV века этот храм оставался единственным в этом поселении. Поскольку Успенский собор расположен в крепости, здесь просили благословения на дальние походы простые воины и военачальники. Они также оставляли в храме свои пожертвования».

В настоящее время храм как никогда нуждается в реставрации. Но надежда и вера всегда делают своё дело: сейчас ведутся работы по проектированию нового иконостаса. Работы здесь много — необходимо восстановить настенные росписи, сделать каменные полы, заменить кровлю...

Отец АндрейБатюшка о Плёсе говорит вдохновенно и по-житейски просто: «Плёс стал моей родиной, где Господь дает нам силы восстанавливать храмы, оседать и строить дома, воспитывать детей. Вы знаете, до сих пор одним из главных моих увлечений остается живопись — пишу, если есть возможность. Очень люблю Коро, Крымова и, конечно, Исаака Ильича (Левитана. — Прим. автора). Кроме того, с нетерпением жду каждого Левитановского музыкального фестиваля и сердечно благодарен его главным устроителям».

Текст: Ольга Жарницкая

Фото: Юрий Комаров

Короткая ссылка на новость: http://pliosvestnik.ru/~CrMVC


Свежий номер в PDF

Плёсский вестник №106

Загрузить...

Наши колумнисты



Уравнение с двумя неизвестными

Как украли картины Левитана — наш комикс.




Предыдущие выпуски