Плёсская ночь Александра Дюма

07.12.2014

Материал подготовили Алексей Славин и Андрей Данилов

Книга Александра Дюма «Из Парижа в Астрахань. Свежие впечатления от путешествия в Россию» складывалась во время его путешествия по России в 1858 – 1859 годах. К переводу принят текст, который сам Александр Дюма-отец отправлял в типографию. Это крупные путевые очерки с глубокими экскурсами в историю нашей страны. В них свои портретные рамы покидают государи и вельможи, реформаторы и полководцы, поэты и декабристы, становясь героями увлекательных и познавательных новелл, непрерывная цепь которых тянется через события веков от русских княжеств к империи Александра II, современной писателю. Воссозданы картины великих побед над «непобедимыми» армиями Карла XII и Наполеона.

А.Дюма в русском костюме во время поездки по России. (1859 г.)

Плёс тоже нашел свое место в этой книге. Мало того, автор провел на плёсской стоянке целую ночь и в это время перевел несколько стихотворений М.Ю.Лермонтова. Одно из них неизвестно в оригинале, а только в плёсском переводе А. Дюма.

В 1858 году известный романист Александр Дюма-отец находился в зените своей литературной славы. Его популярность достигла и далёкой России, где книги французского романиста зачитывали до дыр, а многочисленные поклонники заваливали почтовый ящик мэтра сотнями писем. Почти в каждом из них — приглашение посетить Россию. Но французский писатель не торопится, слишком разные слухи ходят об этой загадочной стране. К тому же совсем недавно закончилась Крымская война, и штурм Севастополя французскими гренадёрами вызывает самые различные ассоциации в обществе. Поэтому кто их знает, этих русских?

Однако в начале 1858 года, на одном из светских раутов в Париже, писатель знакомится с графом Кушелевым-Безбородко — петербургским аристократом, меценатом, не чуждым литературной богемы. Сблизило их также увлечение спиритизмом, магией и прочими оккультными вещами. Дюма не смог отказать новому русскому другу и согласился на далёкое путешествие.

Романтик по натуре, Дюма был заинтригован — ему собственными глазами предстояло увидеть Петербург, Москву, проплыть по всей Волге вниз до Астрахани и посетить Кавказ, где ещё шли бои с мятежными горцами. Как показали дальнейшие события, Дюма не обманулся в своих ожиданиях. Впечатления романиста о поездке составили довольно объёмные путевые очерки (кстати, совсем недавно переведённые на русский язык).

Так сложились две книги: путевые очерки «Из Парижа в Астрахань. Свежие впечатления от путешествия в Россию» и «Кавказ». Русский перевод «Кавказа» увидел свет в Тифлисе в 1861-м и переиздан в Тбилиси в 1988 году. А все очерки «Санкт-Петербург», «Ладога», «Москва», «Волга» и «Степи», изданные в книжном варианте при жизни писателя в Брюсселе (1858 – 1862) и Париже (1859, 1862, 1865), появились на русском языке через 130 лет. Их печатали несколько журналов и газет.

До недавнего времени эти очерки были окутаны мифом, который сначала раздували, а потом приняли на веру. В частности, перу Александра Дюма приписывают «развесистую клюкву», под которой он якобы пил чай с тамбовским губернатором. Это выражение стало символом невежественных писаний чужеземцев о России. Но таких слов нет в очерках писателя, да и в Тамбов он не заезжал.

А вот в Плёс заезжал, и даже провел здесь ночь. Мы публикуем цитаты из книги «De Paris; Astrakan. Nouvelles impressions de vоуаge» («Из Парижа в Астрахань. Свежие впечатления от путешествия») в переводе В.А. Ишечкина.


Александр Дюма


Из Парижа в Астрахань. Свежие впечатления от путешествия

Bruxelles 1858 – 1862

Ее Величество Волга

«…Мы отправимся в путешествие по Волге, этой царице рек Европы, подобно тому, как Амазонка - королева рек Америки, по Волге, катящей воды через Тверскую, Ярославскую, Костромскую, Нижегородскую, Казанскую, Симбирскую, Саратовскую и Астраханскую губернии, принимающей справа Оку, слева Суру, Мологу, Шексну, Каму, Уфу, Самару и после 600 лье пути впадающей в Каспийское море 70-ю рукавами…»

«…Я торопился увидеть Волгу. В каждой стране есть своя национальная река: в Северной Америке - Миссисипи, в Южной Америке - Амазонка, в Индии - Ганг, в Китае - Желтая река, в Сибири - Амур, во Франции – Сена, в Италии – По, в Австрии – Дунай, в Германии - Рейн. В России есть Волга, то есть самая большая река Европы. Рожденная в Тверской губернии, она 78-ю устьями впадает в Каспийское море, одолевая расстояние в 750 лье. Волга, стало быть, - само величие. Я спешил приветствовать Ее Величество Волгу...»

Ночь в Плёсе

«…волжские суда не ходят ночью, за исключением весны, когда тают снега; на Волге не меряна глубина, и капитаны постоянно боятся посадить судно на мель. Мы остановились, чтобы провести ночь в Плёсе. Перевод (А.Дюма переводил в эту ночь стихотворения М.Ю.Лермонтова – прим. Ред.) отнял у меня часть ночи. Последовательно, по мере того, как княгиня делала перевод на французский, я обращал его в стихи. Назавтра пароход остановился между Плёсом и Решмой. Настало время сказать друг другу «прощай». Княгиня высаживалась в одном из своих владений, выходящем на Волгу, где она решила провести несколько дней. Я сошел первым в лодку, чтобы помочь княгине спуститься, и, хотя трап был крутым, она достигла лодки благополучно. Не повезло старой компаньонке: она поскользнулась и упала в реку. Но поистине с мужской силой княгиня ухватила ее рукой и держала наплаву, тогда как я удерживал княгиню в лодке. Нашими объединенными усилиями удалось вытащить бедную женщину из реки, но она выбралась вымокшей до костей. И в какой воде! Вода уже замерзала. Не было средства согреть потерпевшую, кроме как на берегу, так что наше прощанье было очень ускорено этим несчастным случаем. Пароход продолжил путь, а лодка во все весла достигла волжского берега, где, мы увидели, сошла княгиня и взмахом платка подала нам последний дружеский знак...»

Увы, никакие подробности и описания Плёса не попали в дошедшую до наших дней редакцию путевых очерков, но известно, что часть ночи мэтр посвятил переводу стихов Лермонтова.

Известно, что той ночью Дюма были сделаны вольные стихотворные переводы стихотворений М.Ю.Лермонтова: «Дары Терека» и «Благодарность», а также неизвестного в оригинале стихотворения «Раненый» — («Le blessé»), которое Дюма нашел в рукописном виде в чьем-то альбоме.

LE BLESSÉ

Voyez-vous ce blessé qui se tord sur la terre?

Il va mourir ici, pres du bois solitaire,

Sans que de sa souffrance un seul cœur ait pitié;

Mais ce qui doublement fait saigner sa blessure,

Ce qui lui fait au cœur la plus âpre morsure,

C’est qu’en se souvenant, il se sent oublié.

Русский оригинал М.Ю. Лермонтова, к сожалению, неизвестен. Мы публикуем подстрочник перевода А. Дюма

Раненый

Видите ли вы этого раненого, который в судорогах лежит на земле?

Он умрет здесь, у пустынного леса,

и никто не облегчит его страданий;

но кровь из его раны сочится с удвоенной силой

и боль сердца особенно жестока

потому что, погружаясь в воспоминания, он знает, что забыт.


Иллюстрация из альбома «Знакомые» Н. Степанова (1858 год, Петербург). Карикатура на путешествующего по России А. Дюма.

В Госархиве России хранится и «Дело» Дюма. На каждом из десяти документов, составлявших «Дело», выведено: Секретно» или «Весьма секретно», на полях некоторых стояло: «Доложено Его Величеству», на обложке же категорически начертано:«Хранить навсегда».

1-й документ 18 июля 1858 г.

Г. начальнику 2-го округа корпуса жандармов.

Известный французский писатель Александр Дюма (отец), прибыв в недавнем времени из Парижа в С.-Петербург, намерен посетить и внутренние губернии России, для каковой цели собирается ехать в Москву.

Уведомляя о сем Ваше превосходительство, предлагаю Вам во время пребывания Александра Дюма в Москве приказать учредить за действиями его секретное наблюдение и о том, что замечено будет, донести мне в свое время.

Генерал-адъютант князь Долгорукий.


Короткая ссылка на новость: http://pliosvestnik.ru/~Xauh3


Свежий номер в PDF

Плёсский вестник №106

Загрузить...

Наши колумнисты



Уравнение с двумя неизвестными

Как украли картины Левитана — наш комикс.




Предыдущие выпуски