Подзаборные истории

09.06.2014

Как «расхищаются» левитановские пейзажи.

Термин «расхищение пейзажей», зародившийся на Западе и привычный для европейской юридической практики, постепенно приживается и в России — пока на обыденном уровне. Если бы в российской энциклопедии появилась статья, посвященная этому термину, то Плёс можно было бы сделать его энциклопедическим примером. Когда заборами, постройками и прочими препятствиями закрывается вид, имеющий историческую и культурную ценность, — это и есть «расхищение пейзажа».

Лучше понять этот феномен поможет другое устойчивое выражение — левитановский пейзаж. Именно он в своё время восхитил академика Дмитрия Лихачёва, когда тот путешествовал по Волге. Позже в книге «Раздумья» он писал о том, что есть места, где важны не конкретные объекты, а контекст определенной территории. Именно поэтому необходимо заниматься сохранением пейзажей, и первым таким местом должен стать именно Плёс.

И сохранением левитановского пейзажа всерьез занимались: в 1980 году был создан музей-заповедник, благодаря которому тихий Плёс долгое время удавалось сберечь. Но в нулевые годы равновесие было нарушено. Подменив идею сохранения тихого Плёса его «инвестиционным» развитием, чиновники и бизнесмены активно взялись за строительство в заповеднике. И даже если они преследовали благие цели, зачастую у них мало что получалось, кроме «расхищения пейзажей» и их подмены псевдоисторическим китчем. Причем за большие, чаще всего бюджетные деньги.

«Доступ к кромке горы жителям отрезан»

Заборы в Плёсе

Самый простой вариант «расхищения пейзажей» с общественным благом не связан никак — это элитное строительство. Все его прелести на своей шкуре ощутил краевед, бывший сотрудник плёсского музея-заповедника Виктор Беляев. Его домик и небольшой земельный участок буквально взяты в кольцо заборами, огораживающими территории для коттеджного поселка. Более того, часть территории огорожена и вовсе незаконно. Забор отрезал от свободного доступа места общего пользования. Существует предписание Росреестра о том, чтобы забор убрать и строительство не вести — однако пока забор на месте. Между тем этот забор «расхищает» вид на долину реки Шохонки — памятник природы регионального значения.

С другой стороны дом Виктора Беляева подпирает забор элитного дачного поселка. По легенде, там строится и дача бывшего главы администрации Приволжского района, уехавшего из Ивановской области в Москву. К этой стройке у Виктора Беляева также много вопросов, которые он задает прокуратуре. Но важно и то, что забор, огораживающий место работ, проходит по горной кромке, с которой открываются виды на Соборную гору, гору Панкратку, Волжский Плёс: «На пейзаже записана вся история и культура Плёса, — говорит Виктор Беляев. — Это его основная ценность и она должна быть общедоступной. А в данном случае доступ к кромке горы жителям отрезан».

Булыжная мостовая не выдержала мирной строительной техники

Элитное строительство ведется на возвышенностях, к нему ведут старинные булыжные дороги, также представляющие историческую ценность. Мы идём с Виктором Беляевым по Вичугскому проезду. В XV веке это была военная дорога. Ради неё вручную прорезали лес и по специальной технологии укладывали булыжник: по краям располагались самые крупные камни — «держатели» всей конструкции, чуть менее крупные — крест-накрест, тоже для создания прочности, и затем заостренные булыжники укладывались по всей оставшейся площади острой стороной вниз. Брусчатка, по которой гнали ворогов в средние века, не выдержала тяжелой строительной техники века XXI, а также прокладки газопровода. Сейчас она разбита. И не только она. Вид на эту «каменку» испорчен — для исправления ситуации нужна помощь специалистов, которых в стране можно по пальцам пересчитать.

Исторический ландшафт сравняли с землей ради заправки для яхт

Заправка для яхт в ПлёсеОдной из достопримечательностей современного Плёса уже успела стать плавучая заправка за «дальним» пляжем. Конечно, это нужная штука для яхт и катеров, подходящих к плёсскому берегу — тем более что расположена она фактически за пределами города. Однако там, где заканчивается город современный, продолжается город исторический. По словам историка, археолога и краеведа Павла Травкина, в домонгольские времена он простирался вплоть до впадения ручья Гремячки в Волгу. Именно там располагались дома, в которых жила и работала семья ювелиров. Кроме того, в том месте находилась древнейшая в Ивановской области баня. Эти факты были научно доказаны, места стали туристическими объектами, куда водили экскурсии. Однако при строительстве заправки по этим местам попросту прошлись бульдозерами и антропогенный ландшафт сравняли с землей.

Китч вместо истории

Гора ЛевитанаНе менее громкой была история с евроремонтом горы Левитана. Непосредственно у церкви поставили огромный билборд с картиной Левитана и карикатурную скульптуру художника. А старинное кладбище выпрямили и изменили до неузнаваемости. Причем местных жителей ни о чем не спросили. Сейчас это китч, с историей никак не связанный.

Вот и получается, что, пытаясь сделать Плёс туристической Меккой российского и даже международного масштаба, инициаторы и авторы новых проектов, сами того не подозревая, подрывают основу туристического настоящего и будущего Плёса — пейзаж: либо превращая его в достояние элиты, либо попросту разрушая его. Одного из наиболее одиозных «прожектов» — подвесной канатной дороги «над вечным покоем» — удалось не допустить. Сколько новых начинаний, способных изменить исторический облик города, ещё могут осуществиться — покажет время.

Короткая ссылка на новость: http://pliosvestnik.ru/~Pd2da


Свежий номер в PDF

Плёсский вестник №106

Загрузить...

Наши колумнисты



Уравнение с двумя неизвестными

Как украли картины Левитана — наш комикс.




Предыдущие выпуски