Погорельцы

Погорельцы
09.06.2014

29 июня 2010 года «вечный покой» заповедного Плёса нарушил пожар, который до сих пор «смотрит» на город пустыми глазницами покинутых домов.

Для такого города, как Плёс, пожар, тем более на набережной, у Волги, – это удар, пощёчина, если хотите. И не только потому, что практически каждый дом на улице Советской является памятником архитектуры, а ещё потому, что эта история сразу же приобрела статус «государственно-частного-не-партнёрства» с социальными последствиями. А в конечном итоге всё это превратилось в борьбу одного конкретного человека с предопределённостью.

Рассказывать о событиях, произошедших в «плёсской зоне отчуждения», по порядку, стерильно и беспристрастно, честно говоря, дело неблагодарное. Это примерно так же, как есть слоёный пирог по частям – бесполезно и невкусно. Зато вкушать целыми кусочками, тщательно пережёвывая, никто не запрещает. Всё зависит от аппетита…

Разбираясь в теме, первое, что зацепило, это – «амнезия» на детали дела у официальных источников информации. Сведения, указанные в пресс-релизах, и хронология событий, описанная очевидцами, совершенно отличны друг от друга. Хотя, как оказалось, среди очевидцев тоже нет единого мнения. Почему так?.. Всё просто. На наш взгляд, одним лицам по определённым обстоятельствам, о которых – чуть позже, необходимо было избежать любых упоминаний о себе, другим было некогда осознавать весь масштаб манипулирования ими, а оставшимся надо было «понять и простить».

И второе. Похоже, сгоревшие дома в настоящее время в равной степени как раздражают своим «болезненным видом», так и вызывают интерес.

Сгоревший дом

Три версии пожара

Итак. Из официального пресс-релиза Главного управления МЧС РФ по Ивановской области:

СООБЩЕНИЕ ДЛЯ СМИ

29.06.2010 года в 2.54 поступило сообщение о пожаре в г. Плёс на ул. Советской, д. 73 и 75. На момент прибытия первых пожарных подразделений в 2.58 горела пристройка дома. В 3.25 очаг пожара был локализован, в 5.06 пожар полностью ликвидирован. В результате пожара повреждено два многоквартирных дома на площади 212 кв. м. 1 человек погиб, 1 получил ожоги 1,2,3 степени, спасено 18 человек. Причина пожара: неосторожное обращение с огнем при курении. К ликвидации от МЧС России привлекалось 13 единиц техники и 40 человек личного состава.

Из сообщения 2010 года, опубликованного на Частник.ру:

«Два жилых дома загорелись около 3.00 29 июня в Плёсе: № 73,75 по ул. Советской. К моменту прибытия пожарных горели кровля и две квартиры на втором этаже дома № 75, часть кровли дома № 73, обе тесовые пристройки. Как сообщает пресс-служба ГУ МЧС России по Ивановской области, пожар удалось ликвидировать через час. Под завалами пристройки обнаружено тело мужчины 1953 года рождения. Ожоги получила женщина 1955 года рождения. Еще 18 человек пришлось эвакуировать. Причина возгорания устанавливается…»

Из свидетельства очевидца, пожелавшего остаться инкогнито:

«В 2.20 я увидел, что горит дом № 75. Сказали, что Володька употребил лишнее и уснул с сигаретой, вот и загорелся… Народ бегал, крики… Пожарным уже позвонили. Потом было слышно, что машины их доехали до Старой площади, а дальше до места не могут… Вы, наверное, помните, что в 2010 году по инициативе губернатора центр Плёса перекрывался заборчиком?.. Ну вот, техника их просто не могла в ту ночь проехать коротким путём, им пришлось объезжать. В результат, приехали минут через 40. Приехали две машины, одна из них оказалась вообще пустой… Пока шланги тянули, пока нужное давление установили – вода вытекла из потрескавшихся рукавов. Пришлось брать из Волги… Ох, я был в шоке… Пожар уже перекинулся на 73-й дом…Тушили всем миром. Понимаете, они могли ведь потушить вовремя! Всё из-за этого оцепления… Потом ещё одна машина из Приволжска прибыла, слава богу, с водой. А тут вовсю уже полыхает! Если бы эта третья машина из Приволжска не приехала, то и третий дом загорелся. Было начало шестого – всё еще полыхало. Страшно…»

История «зачинщика-аутсайдера»

Павел Иванович КопысовИгнорировать единственного человека, пожелавшего восстановить родной дом, в этой «пламенной летописи» было бы весьма странно. Правильно мы сделали, что пообщались с ним, или нет – судить не берёмся.

Павел Иванович Копысов – заслуженный работник культуры РФ, член Союза художников, директор Ивановской художественный школы, родом из Омска. В 2000 году купил жилплощадь в Плёсе по адресу: улица Советская, дом № 75. Для мастера это было настоящей радостью – иметь свой угол там, где живёт вдохновение, там, где весной эстетика движения шуги подталкивает к творческому созиданию. Неудивительно, что после нашествия «красного петуха» (возгорание началось именно в доме № 75. – Прим. авт.) Павел Иванович захотел восстановить дом. Удивительно другое – в час общего несчастья в желании возродить дом из пепла семейство Копысовых оказалось совершенно одиноким, практически беспомощным и зависимым от предстоящих административных препятствий.

Павел Иванович рассказывает:

«В 2000 году купил я в этом доме квартиру. Сам всё тут отремонтировал, обои поклеили. В течение 10 лет мы приезжали писать Плёс. Печка моя тут любимая. И в 2010 году – такое несчастье. Пожар. Помню, позвонили мне тогда в 3 ночи, мы с семьёй были в Иванове. Тут же сорвались в Плёс, когда приехали в начале шестого, утром, пожар ещё не был потушен. Когда всё закончилось, мне жена заявила, что жить в этих горелках она не будет, и уже хотелось опустить руки, но ради детей я решил восстановить дом. Вы знаете, тут после пожара потолка не было. Всё сгорело. Поразительно, что одна икона нетронутая висела в углу…»

Тогда Павел Иванович даже не мог себе представить, что пожар – это только начало.

«После происшествия у нас было собрание жильцов. Ну, что-то похожее на него. Вроде как хотели складываться в финансовом отношении. Но им дали места в общежитии. И как-то так всё утихло. Естественно, денег они не вкладывали в свой дом, хотя до сих пор прописаны здесь. Наверное, им удобно так: ждут, когда за них всё решат. Такая психология у людей – лежать на печи и ничего не делать. В общежитиях живут временно, но… Конечно, там, простите, и туалет есть, и ванная. А тут – пеньки обгоревшие… Понятно. А мне за державу обидно! Это место для моей семьи нечто больше, чем жилище, это – наше вдохновение. А знаете, как нас называли?! Зачинщиками! Будто что-то преступное затеяли... А мы сначала крышу восстановили, потом начали лестницу делать, зашили стены, пол постелили, окна вставили. Мне, конечно, ещё помогает Борис Борисович, он живёт в соседнем доме. Доски одному тяжело пилить, да и здоровье уже не то. В прошлом году я инфаркт перенёс…» – признаётся художник.

Отремонтированный дом

За четыре года Павел Иванович привык надеяться только на себя. Как только появлялась дополнительная копеечка, семья тут же вкладывала в дом. На восстановление, в общей сложности, ушло около 600 тысяч рублей. И это еще не конец! Помощи от местной администрации не было. Главное, говорит художник, чтобы не мешали:

«В 2011 году мне прислали документ, где наш дом № 75 был признан объектом культурного наследия – «Дом Шемякина начала XX века». В соответствии с этой бумагой наш дом подлежал восстановлению в его историческом облике. После этой бумаги администрация Плёса от нас отстала, но и помогать тоже не собиралась. А вообще, я бы не хотел сейчас муссировать тему наших взаимоотношений с местными властями. Что касается соседнего дома (№ 73), то здание – тоже памятник архитектуры. На нём даже табличка висит – «Дом Авериных-Кондаковых XIX век», и он тоже подлежит госохране. Только вот жители не торопятся в свои квартиры. Там свои «лебеди», «раки» и «щуки». Я когда всё доделаю, тоже табличку повешу. Мы ведь и окна снаружи с внешнего фасада поставили коричневого цвета, чтобы облику соответствовали…»

Сейчас для семьи Копысовых основное – провести в дом электричество. Но и тут несчастный случай продолжает испытывать терпение старика:

«Единственное, что меня сейчас беспокоит, – это то, что не могу свет сделать уже три года. Энергокомпания футболит в областное управление, а, сами понимаете, без электричества восстановить дом – невозможно. Абсурд, конечно. Остальным жителям эти проблемы не нужны. Разве я мог когда-то подумать, что вдохновение мне так дорого обойдётся?! Но я обязательно, обещаю вам, восстановлю свой дом…»

Письмо от музея-заповедника

Болячки в приличном обществе не обсуждаются

…Чего от нас они хотят,
Бездельники и плуты?
Для голодающих котят
Есть в городе приюты!

(«Кошкин дом». С. Я. Маршак)

В этом материале могло бы быть гораздо больше действующих лиц. Например, местная администрация. Но тут мы столкнулись с пресловутой предопределённостью жизни. «Ответом» на совершенно безобидный запрос газеты «Плёсский вестник» касательно дальнейших перспектив сгоревших домов-памятников и организации постоянного жилья для погорельцев (вряд ли общежитие можно назвать полноценной заменой) стало молчание. Видимо, первой предопределённостью, которой руководствуется администрация Плёса, азывается «болит сильно, но болячки в приличном обществе не обсуждаются». Иная – «работа с населением нынче в не компетенции административных работников».

Короткая ссылка на новость: http://pliosvestnik.ru/~SrNGX


Свежий номер в PDF

Плёсский вестник №106

Загрузить...

Наши колумнисты



Уравнение с двумя неизвестными

Как украли картины Левитана — наш комикс.




Предыдущие выпуски